Rebel.

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.ltalk.ru, пока оно свободно

Rebel. > Поместье Рябининых | Inside  15 июня 2012 г. 15:56:01



Запись модерирует её автор — Doubt..
Комментировать могут только участники сообщества.

Поместье Рябининых | Inside

Doubt. 15 июня 2012 г. 15:56:01





У Рябининых, конечно, поместье большое и хорошо обжитое. Хотя, конечно, поместное дворянство обустраивается проще,
чем столичные буржуи. В холле светло, как и в гостиной. Мебель в первую очередь удобная, как и ее расположение в комнате.
В гостиной помимо фортепьяно можно найти и гитару, но вряд ли Алексей позволит кому-то взять ее в руки.
Выглядит все очень просто и со вкусом. Привлекает внимание только роскошный камин в гостиной, но это внимание позитивное.
Прислуги нет почти, кроме дворецкого, обычно скучающего и болтающего с кухарками и старой няней Алексея.





Отец – Степан Дмитриевич Рябинин, 55 лет
Мать – Елена Владимировна Рябинина(Левина) (умерла в возрасте 24 лет при родах)
Сестра – Елена Степановна Рябинина (умерла от простуды в полугодовалом возрасте)

Дворецкий Петр, неловкий, преданный, 50 лет
Няня Настасья, заботливая, по-доброму насмешливая, 52 года
Крохотная кухарка Валя, 16 лет, дерзкая, прыткая; влюблена в барина

Подкаст The Retuses - 1924

Категории: Локации, Рябинин
Обратите внимание на:
хдесь болтанка а в низу рола 2 декабря 2007 г. Рин Тосака
Моя милая пикси Пифф!!!Крохотная Пи... 22 января 2009 г. Нежная и милая Лейла
Помимо журнала "Максим" выходит дет... 4 июня 2011 г. Kaima
Doubt. 15 июня 2012 г. 20:15:58 постоянная ссылка ]

С утра Алексей был сам не свой. Вчера он не переживал насчет того, что сказал ему угрюмый жандарм, передавая конверт, не переживал и насчет содержания письма из этого конверта: любые беспокойства были юноше чужды. "Будь как будет," - думал он всякий раз, когда многие начинали волноваться. Но сейчас, сидя на улице на старой табуретке, сколоченной для него его славным крепостным, и бренча струнами, молодой человек глубоко задумался о том, что произошло. Он теперь размышлял не о том, как ему выбраться из этой трясины, а о том, как попала туда Она. "Неужели против Нее сыграла Ее загадочность? Не приведи Господь, стеснят Ее эти жалкие звуки тявканья государственных шавок, пытающихся изобразить активную деятельность..." - думал он.
Рябинин поднял глаза на пасмурное небо; все казалось ему как-то тускло, время как будто бы остановилось, и на душе было как-то тяжко. Даже птицы пели как-то слишком тихо и меньше, чем всегда. Так ничего и не спев, Алексей встал, взял табуретку, прошел к дому; оставив табуретку у выхода, снаружи, юноша вошел в гостиную и поставил гитару на ее место. Посмотрев еще с минуту в окно своим спокойным, строгим взглядом, он поднялся в комнату, чтобы одеть галстук. Сделав это как всегда спешно, криво(сам он делал это из рук вон плохо, а звать кого-то из прислуги было долго, да и повышать голоса не хотелось), Рябинин вышел из поместья и отправился в парк. До туда было пешим ходом около получаса, но он не торопился, да и, надо признать, была у юноши надежда заметить через ограду светлый лик Облонской, ведь ее поместье как раз было по пути...
Doubt. 20 июня 2012 г. 11:46:21 постоянная ссылка ]

От поместья Синявиных до пункта назначения было меньше десяти минут пешего ходу, но на пороге своего дома Алексей оказался до нитки вымокшим - как и предполагал. Стоило ему ступить на мостовую, хлынул ливень; он, благо, был летний, теплый. Хотя, Рябинину было совершенно все равно, и все равно ему было на неприятное ощущение прилипшей к коже мокрой рубашки, и на потяжелевшие волосы, закрывающие обзор, и на хлюпающий звук в ботинках, и на грязь под ногами. Перед глазами плыла снисходительная улыбка Облонской; да, то и была причина, по которой Алексей не остался на чай у m-lle Синявиной, - он был весь в грезах, ему не хотелось ни думать, ни ворочать языком, кто бы ни был собеседник.
С носа капала вода, янтарного тона глаза смотрели устало и чуть раздраженно, блестящие брови, едва видневшиеся из-под челки, отчаянно стремились друг к другу, - таким старая нянюшка Настасья увидела барина, открыв ему двери. Из кухни вышел дворецкий Петр, мужчина лет сорока, с седыми бакенбардами и крепкими, жилистыми руками; субтильная кухарка Валя опасливо выглянула из-за косяка. Похоже, они снова беседовали за чаем все вместе, а сейчас Алексей прервал эту идиллию, заставляя шесть глаз смотреть на него с заботой, сочувствием и вниманием.
- Ох, Алексей Степанович, Вам бы ванну... - начала было старушка причитать, подходя к нему ближе, но молодой человек махнул ей рукой, мол, уймись, не о чем волноваться, и она остановилась в метре, прижимая к себе сухие руки, прежде протянутые к Рябинину. Он с полминуты осматривался задумчиво, затем вытер привычным движением ноги о цветастый половик у двери и неторопливо стал подниматься к себе, оставляя за собой мутные разводы на полу.
- Настасья, идем, поможешь, - проговорил он. Прежде, чем Алексей скрылся на втором этаже, опомнился насупившийся, как старый грач, Петр, сообщая новость:
- Письмо Вам, Алексей Степанович, привезли, - он поспешил схватить ловким движением конверт с тумбочки. Рябинин лениво махнул рукой, вытирая нетерпеливо влажный лоб тыльной стороной ладони.
- Отдай Настасье.
Старушка, уже преодолевающая ступеньки, протянула руку за конвертом, и через секунду узловатые пальцы крепко держали в себе какое-то послание.

Юноша открыл конверт, уже раздевшись, не глядя на имя отправителя. Он отправил Настасью с мокрым бельем вниз, сам же сел в кресло у окна с письмом в руке; запалил самокрутку, вдохнул в себя ядовитый дым; развернул бумагу, вчитался. Имя Тверской было незнакомо Рябинину, чему он подозрительно нахмурился. "Прием, значит, - думал юноша, глядя на сизое небо и продолжая курить. - Давно меня не звали никуда. Странный сегодня день..." Он посидел так еще несколько минут, наблюдая за покачивающимися деревьями, весь в мурашках из-за того, что не одет. Мысли его были далеко, с Ней, с ее добрым взглядом, с ее округлыми формами, плавными чертами. Когда курить стало нечего, а холодок стал неприятен, Алексей поднялся и подошел к шкафу. Он никого не стал звать, одеваясь. Выбрав на вечер простые черные брюки, белую рубашку и жилетку синеватого оттенка и надев все это на себя(и с трудом преодолев желание закатать рукава), юноша вспомнил о галстуке. Скривив от неприязни лицо, Рябинин взял черный галстук и спустился вместе с ним.
- Петр, завяжи-ка, - сказал он негромко и спокойно дворецкому, который, на благо, сидел у входной двери сейчас и читал вчерашнюю газету. Петр тут же суетливо поднялся и быстро и хорошо завязал галстук барину, чуть ослабелая его сразу, так как знал, как не любит Алексей этот предмет одежды. Юноша сразу же сказал ему, чтобы он просил приготовить коляску к вечеру; дворецкий удивился, но через мгновение уже молча открыл дверь и скрылся в ливне.
Рябинин же прошел в гостиную и потребовал у нянюшки чай вместо предложенного ею обеда. Та сразу же принесла его, чем заслужила благодарную улыбку. Сделав глоток, юноша вдруг вспомнил про Софью Николаевну, про ее тонкие руки и странную манеру. Вспомнилось ему и то, как она нечаянно коснулась пальцами его ладони... Или не нечаянно? Такие рассуждения про себя льстили Алексею. Тут он вообразил себе ее осанку, весь ее властный образ.
- Послушай, Настасья, ты у меня все знаешь, - начал он, растягивал слова и задумчиво глядя перед собой. - Кто таков этот Синявин? Тут недалеко живет.
- Да не знаю я, батюшка, - проворчала по-доброму старуха, ставя перед юношей кексы. - Я же откуда знать могу?
Тут очень вовремя примчался обратно Петр, насквозь промокший, шмыгающий носом, он отрапортовал, что коляску обещано было подготовить. Рябинин оглядел слугу, покачал головой.
- Давно придумал человек такую вещь удобную, как зонт, - и прежде, чем дворецкий возразит, он повторил ему свой вопрос. Петр без сомнения ответил простым тоном:
- Граф он, Ваше благородие, граф Синявин, - после чего неуклюже поклонился и отправился в свою каморку, чтобы переодеться. Настасья пошла за ним, чтобы помочь, ворча и поправляя седой пучок волос.
"Значит, графиня, - брови у юноши поднялись, уголки опустились - на лице было написано этакое "ничего себе!" - Да уж. Не нашего полета птица Вы, Софья Николаевна..."

Через пару часов Рябинин вышел из дома и в первую очередь осмотрелся: дождь уж полчаса как перестал; все дышало свежестью и сонным покоем; где-то чирикали неугомонные птички. Юноша такую погоду жутко любил, и прежде, чем сесть в коляску, долго стоял, просто слушая, глядя, дыша; на лице его была довольная полуулыбка. В конце концов, он подошел к извозчику, дал ему листок с приглашением, где был написан адрес. Тот грубовато хмыкнул, кивнул, указал на коляску, но Рябинин уже устроился и пребывал в ленивом ожидании. Они тронулись.
Doubt. 13 августа 2012 г. 01:19:53 постоянная ссылка ]

В экипаже стояла тишина и темнота. И та, и другая ничем не нарушались: свет луны и стук копыт был будто бы их частью. Объяснить состояние Рябинина на тот момент невозможно. Он чувствовал себя нырнувшим из летнего зноя под хрупкий лед залива: еще десяти минут не прошло с тех пор, как рядом с ним всего в полуметре была девушка, которую он захотел назвать своей женой(он все еще не избавился от этого наваждения), а сейчас он едет наблюдать старушку Настасью, которой ничем практически и не сможет помочь.
Едва экипаж остановился, Алексей сам распахнул дверцу и, не дожидаясь помощи, выбрался из него; он побежал в дом, в котором, несмотря на поздний час, сегодня светились окна. Движения юноши, от переживаний резкие и слишком сильные, заставили притаиться Петра, шедшего поспешно следом.
- Валя! - пробасил он, увидев мелькнувшее в проеме светлое платье и краешек маленькой ноги; в тоне голоса невозможно было различить ничего, но в такой ситуации при таком выражении лица он мог показаться разозленным.
Только девица, вскрикнувшая от испуга, поторопилась к барину, как он схватил ее за плечи и спросил: как Настасья, посылали ли доктором? Покрасневшая, со слезами на глазах, Валя пробормотала, что Настасье лучше, но доктора не звали. Как гром обрушился Рябинин на Петра, веля ему немедленно послать за уездным врачом; от неизменного холода и спокойствия в голосе кухарке и дворецкому, без того переволновавшимся, стало только хуже.

Только через три часа, убедившись в том, что его старая няня вытащила ногу из могилы, Алексей позволил себе оказаться в постели. Перебесившийся и эмоционально измученный, он немедленно уснул. Под утро ему снился ребенок, таскавший с куста малину; юноша все хотел предупредить в сонном бреду мальчика, что там полно змей, но не мог, страдая от этого, изнывая от духоты, которая стояла в комнате. Рябинин проснулся в пять, то есть, всего часа через два, хотя ему казалось, что он проспал вечность; посмотрев в окно, уловив первые лучи солнца на подоконнике, он закрыл глаза, вспомнил свой тревожный сон и решил, что сегодня пробудет в постели весь день, когда почувствовал скорее моральную, чем физическую слабость.
Ибрaгим 19 октября 2012 г. 22:11:12 постоянная ссылка ]

Прошло всего ничего, как думалось Анне. Дни шли скучно, однообразно. И казалось Анне Григорьевне, что вчера был бал, а всё это время, что она пребывала дома - один длинный, скучный и абсолютно неинтересный день. И чтобы завершить этот "день" длиной в неделю требовалось хоть какое-то интересное событие. Должен же был день отметиться хоть чем-то интересным... Но ничего не менялось: Анна, как и прежде, почитывала какой-то романчик в саду, затем обед с отцом, опять же книжка... Стойте-ка... А не эту ли книгу Анна вчера дочитала?.. Да, именно. Анна после обеда и не знала, чем занять себя. Однако же из окна увидела на улочке экономку. Она о чём-то щебетала с неизвестным господином. Нет, стойте, это как вообще? Средь бела дня! Неужели ей нечем заняться? Анна Григорьевна быстро собрала волосы в свою чудаковатую причёску, выглядящую всегда, однако, опрятно и аккуратно, затем потуже завязала ленту, опоясывающую талию Анны - как уже известно, корсеты она носила принципиально редко, считая, что от этого образ становится как будто бы пошлее. К тому же корсеты напоминали тот случай на балу, казус, в который попала Варвара Андреевна. "Ах, Варенька, как я бы была рада увидеть вас сейчас.."- задумчиво размышляла Анна, спускаясь из дома своего к крыльцу. Зачем спускалась? Нельзя было оставить так своенравность экономки. Да как не стыдно? Да, Анна младше; может, понимает в жизни меньше... Но Анна чётко знала, что роман во время службы может быть лишь только в книгах. "Жаклин об этом всё писала... И не раз.."- барышня торопливо вышла на улицу своими маленькими, но быстрыми, аккуратными шажками. И, как то было на балу с Его Благородием мсье Карениным, чуть не столкнулась с встречным. Правда, теперь то был лишь посыльный. Именно с этим мужчиной и говорила их экономка, всё верно. Анна точно помнила. От возмущения она немного растерялась. Мужчина же, сняв головной убор, чуть поклонился, обогнул Анну и вскоре удалился. Барышня осталась в замешательстве. Через секунду уже она пришла в себя и, озираясь кругом, тут же направилась в сторону, где исчезал силуэт экономки. Но как бы Анна не спешила, пешком догнать прислугу она не могла: юбка платья пыла тяжёлая, а куча драпированных складок норовила запутаться в ножках Анны. Наконец, она остановилась в смятении. "Ох, получишь ты у меня, плутовка..."- Анна нерешительно огляделась.
Уже через половину минуты на смену внутренним ноткам гнева вернулось прежнее спокойствие, на лице её зависла безмятежность. "... Не далеко ушла я.."- Анна задумчиво оглядела поместье, около которого она и остановилась. "Папа мне говорил, здесь дом купца.."- она задумчиво оглядела очертания большого дома. Стоял он стойко и смиренно. Интересно, как давно его построили? Казалось бы, оно могло стоять здесь вечность, но и простоит ещё не один век. Анна вдохнула воздуха. Щёчки её после торопливой пробежки приобрели розоватый оттенок. Анне Григорьевне же казалось, что щёки её пылали. потому она остановилась, желая вернуть себе естественный цвет лица. Сама она не шевелилась, лишь взгляд её осторожно перемещался из стороны в сторону. "Надо было книгу взять! Я бы хоть и прогулялась... Ах, голова моя дырявая..."- Анна качнула головой, неодобряя свои действия. "Неужто вовсе нельзя было дождаться её дома?.." - от досады на секунду барышня закусила губу, но затем устало поглядела на чудные узоры забора, опоясывающего поместье соседей.
Doubt. 19 октября 2012 г. 22:47:22 постоянная ссылка ]

Вся неделя летела, как сон. Отсутствие мыслей в голове Алексея сменялось размышлениями почти пошлыми или же настолько бессмысленными, что он сам себя прерывал и задавал себе вопрос: Да что со мной такое, в самом деле?" Проводя эти дни в каком-то апатичном затмение ума, он ни на что не был способен, кроме как пить чай и смотреть на ловкую Валю, которая его носила. Валя от взгляда господина страшно смущалась, но, надо сказать, совершенно зря приписывала это на свой счет и фантазировала не пойми о чем: задумчивый взгляд был вызван теплыми и странными воспоминаниями недавнего бала. "Как, - спрашивал себя Рябинин раз за разом, воспроизведя в лохматой голове прикосновение тонкой руки, - как такое случилось? Как я мог себе такое позволить? Что за безумие? Да неужто мне все это приснилось?.."
- Валя, куда побежала! - почти что с досадой окликнул Алексей маленькую девушку, отошедшую к окну, и этим прервал свои невеселые думы. - Где малина? Ну в самом деле, ты чего?
- Сами Вы Ваше "чего", Алексей Степанович... - послышалось от сидевшей рядом няни; женщина, тихо хихикая, коснулась крепкого плеча и указала на пиалку с вареньем. - Чего Вы Вальку браните, вон Ваша малина.
Вздохнув и усмехнувшись над самим собой, а также пробормотав что-то извинительное, юноша сунул серебреную ложечку в красно-розовую массу безо всякого желания отправлять ее в рот.
- Приболели Вы, кажется, Алексей Степанович, - старушка улыбнулась сухими губами, и вид у нее был такой, будто она не закончила свою мысль. Рябинин посмотрел на нее в ожидании, что она продолжит, но их молчание было прервано младшей кухаркой.
Она, косясь робко в сторону барина, подбежала к его няне и что-то зашуршала ей на ухо волнительно. Женщина медленно кивнула, затем, дождавшись, когда Валя убежит в кухню, неторопливо произнесла:
- Валя говорит, во дворе какая-то дама.
- У нас-то? - юноша ухмыльнулся, качнув головой, но на это услышал следующий ответ:
- Да по-Вашему, с чего бы ей врать? Смотрите, как бы потом Вам это плохо не обернулось, эта ваша лень.
После этих слов Рябинин послушно встал из-за стола и подошел к окну. Его равнодушное лицо чуть дернулось в удивлении, действительно увидев там "даму", да еще такую. Надо сказать, что нынче при всей своей красоте Облонская не вызывала в юноше смущения, страха и неуверенности. Он, безусловно, все еще считал ее божественно красивой, и потому, спускаясь к ней, немного волновался за свой вид: ни тебе галстука, ни даже жилетки, рубашка и та чуть не до середины расстегнута. Рубашку-то юноша на ходу застегнул, а вот галстук из воздуха не наколдуешь.
- Доброго вечера, Анна Григорьевна, - заговорил юноша, подходя к Облонской и кланяясь, чтобы целовать ей руку. - Чем обязан?
Выпрямившись и взглянув в лицо девушке, бывшей когда-то такой милой его сердцу, Алексей все же смутился внутри, осознавая, что многие вещи в один день не проходят. Прекрасное, благородное лицо только что услышало от него нечто недостаточно вежливое, эти глаза увидели его в таком-то костюме! Стало стыдно; а на лице ничего, кроме скупой улыбки, нет и нет.

Ибрaгим 20 октября 2012 г. 08:06:33 постоянная ссылка ]
Анна хотела пойти дальше, прогуляться. Она не ходила в эту сторону улицы раньше. Не приходилось как-то. Может, с экипажем как-то отправлялась, но чтобы просто, погулять...Не, такого ещё не было. Да и не будет. По крайней мере сегодня. Потому что мысли Анны по поводу прогулки были сбиты появлением мужской фигуры на пороге дома. Надо сказать, что Анна очень удивилась: "сосед по лавочке" оказался самым настоящим соседом. "Это он - купец?.. Или его отец?.."- мелькнули мысли в голове Анны,- "Так что же я не знала?.. Тяжела доля того, кто унаёт всё в последнюю минуту. Пожалуй, ежели конец света начнётся, ох, спаси нас Боже, я самая последняя о нём узнаю. А, может, к лучшему?.."- таковые размышления Анны были перебиты приближением Алексея Степановича. "Он ко мне вышел?.. Не хорошо стоять у чужого дома... А, может, они на меня подумал что?.. Здесь же и так неспокойно... Хотя, может, и революционера поймали, а я, как всегда, не имею понятия. Точно-точно.."- Анне немного взгрустнулось. Но звучание мужского голоса подле неё заставило немного взбодриться. Хотя, как увидела Анна, соседу почти не было дела до Анны. Зачем же он вышел? "Стоять у чужого дома меньше надо" Алексей немного изменился с того вечера на балу. Пусть Анна не много видела его у мадемуазель Тверской, но всё же... "А, может, я всё напридумала?.. А если правда приболел?.."- барышня молча чуть присела в книксене, подавая ручку мужчине. Хотя сейчас жест этот ей показался ребячьим. Барышня почувствовала себя маленькой девчушкой, какой обычно ей представлялась Варенька. "Нет, Анна, мы знаем, что ты не столь воздушна, как Варвара Андреевна. И не настолько легкомысленна. Да и даже если так. Чего печалиться?.."- размышления сии были вызваны, вероятно, тем, что отец назвал её сегодня вечным дитя. (С чего он так её назвал - то уже иная история) Вот Анну и обидели эти слова. "Ещё б сравнил меня с Катериной из Островского.."- она склонила голову на бок. Вероятно, если бы отец её и сравнил с Катериной, то Анну бы больше обидело указание на излишнюю бесхарактерность (А Анна считала её именно бесхарактерной, как ни странно. Впрочем, она вообще не любила русские произведения, как и Островского), чем даже сравнение с простой деревенской женщиной. Но, хвала небесам, Анна ещё не получала такого сравнения.
Услышав вопрос от Рябинина, барышня словно бы очнулась от своих размышлений. "Действительно же. Что-то да сказать уж надо.."- на губах её появилась мягкая, почти виноватая улыбка, какую редко можно было заметить на лице девушки.
- Добрый день,- ответила она довольно тихо, но достаточно, чтобы то можно было расслышать,- приятно удивлена. Я не предполагала, что мы с вами так близко.. живём..- французские романчики настолько въелись в голову Анне, что ей так и не терпелось сказать "живём" по-французски. Но всё-же вспомнить слово на родном языке Анне удалось. От запинки барышня застыдилась, однако же виду подавать не стала. "А вообще.. Стоило ли говорить о том, что я удивлена? Сочтёт, что я невнимательна, слепа, глуха, не знаю мира... Как легкомысленно я говорю. Дитя, дитя..."- закрутилось вновь в её головушке.
Doubt. 20 октября 2012 г. 09:07:56 постоянная ссылка ]

Алексей смотрел на смутившуюся Анну Григорьевну с некой искрой в карих глазах. Он еще не осознал, но уже почувствовал, как рушится его образ-клеше о красавице Облонской. Нет, это не было плохо, это было, скорее, хорошо: переборов в себе нездоровую влюбленность в нее, он заинтересовался тем, что глазу не видно. И ведь теперь, когда вид ее плавных черт не образовывал внутри бездну, куда проваливалось все на свете, включая ум юноши, он мог, наконец, с ней познакомиться. К тому же, очень кстати был человек извне в это время, когда в голове была неразбериха, от которой можно было только отвлечься, но никак не решить.
- На Вашем месте и я бы не предполагал, - Алексей улыбнулся.
Кто знает, что он вообще имел в виду под этими словами? Божественность этой особы? Ее рассеянность? Свою ничтожность или может ничтожность бытия в целом? В общем, одному богу известно. А Рябинин с несколько секунд молчал, глядя беззастенчиво в глаза Анне Григорьевне и только ощущал по колотящемуся в дискомфорте сердцу, что нельзя, ну никак нельзя забыть этих чувств и не любить этого лица. Он ловко шагнул, оказываясь сбоку от соседки, и предложил ей руку - движением отработанным и очевидно сделанным по правилам этикета, не более того.
- Идемте в дом, Анна Григорьевна? - он вздохнул, глядя на небо. - Раз уж вы все-таки пришли, оставайтесь на чай.
Ну как очаровательно и по-мальчишески он улыбнулся, посмотрев на нее после этих слов! От таких взглядов мать и балует сына, даруя ему лишнюю конфету после обеда.

Ибрaгим 20 октября 2012 г. 09:37:09 постоянная ссылка ]
Неоднозначная фраза заставила Анну ещё более растеряться, однако же очередная мысль "Ты ребёнок что ли?" заставила барышню собраться с мыслями, собраться и морально, и физически. Медленно вид её приобрёл привычный Анне шаблон: идеальную осанку и почти величественную грацию. Напряжение же наоборот словно улетучилось из её головки. Взгляд стал твёрже и словно бы увереннее, но, несмотря на это, глядеть в глаза Рябинину более трёх секунд она не посмела. Потому что тот, в свою очередь, сам глядел на Анну. О этого барышне могло бы сделаться неловко, а она ведь только вернула себе привычное самообладание. Единственный вопрос, мучивший сейчас Анну, был "почему он так странно глядит на меня?". Как бы желала Анна хоть иногда понимать, что происходит в чужих головах. Но, увы, такого таланта за собой не замечала. Вот мсье Каренин смог бы прочитать, должно быть, мысли каждого: и Алексея, и Анны и любого другого человека. Тогда, на балу, он казался Анне даже излишне проницательным. "Неужели в этом городке лишь у меня минус на минусе? Что за характер?.. Глупа, наивна, легкомысленна. Нехорошо."- осознание этого вновь вдарило в голову. Анна ещё раз подняла свой взгляд на Алексея, услышав его просьбу. Или предложение. Скорее, просто вопрос. Потому как предложил он это не навязчиво, скорее, следуя банальным правилам этикета. Неудивительно, ведь каждое движение этого человека, казалось, было отыграно миллионы раз. Да так нормы этикета въелись в Алексея Степановича, что тот уже действовал, повинуясь правилам общества. Как рефлекс. Рефлекторно он ожидал положительного ответа.
Да и сама Анна не знала, что можно ответить помимо согласия. Потому как отказ сейчас был бы крайне груб и неуместен. Она, значит, явилась. Остановилась у дома, постояла, поздоровалась и... Отказалась зайти отпить чаю? Нет-нет, это не этично. Абсолютно. Анна лишь слегка кивнула головой и подала руку Алексею.
- Не имею права отказаться..- задумчиво произнесла барышня и перевела взгляд на двери дома.

я не знаю, что ещё, блин, написать. У меня сначала даже трёх строк не набиралось. Я волшебник, который из трёх строчек сотворяет девять :О
Doubt. 20 октября 2012 г. 10:29:46 постоянная ссылка ]

С видом удовлетворенным и уверенным юноша повел неожиданную гостью в дом. Стыд прошел, и теперь Рябинин, напротив, скрыто гордился простотой своего поместья. Он был почти что счастлив, что Анна Григорьевна увидит то, что она увидит: никаких излишеств, никаких кружев на салфеточках, никакой позолоты на вешалках. Простой, без всякой чопорности в лице дворецкий поклонится ей на входе и проводит ее по просьбе Алексея на террасу; простая, спокойная старушка, сидящая там, тихо встанет из-за обеденного стола, так же поклонится и уйдет, чтобы не мешать барину и его гостье; по возвращению хозяина с кухни, где он раздавал поручения, появится простая, юркая девчушка, которая накроет по новой.
И ничего лишнего. Свет, зелень, чай и всякое варенье. Дождавшись, когда Валя скроется с террасы, Алексей заговорил.
- Так что происходит в нашем клубе подозреваемых? - он усмехнулся. - Мне ни с кем не доводилось видеться после приема у m-lle Тверской, и я совсем не в курсе новостей.
Светлые глаза Рябинина поднялись снова от края чашки к лицу Облонской. "До чего прекрасна она, как ни крути, - подумал он, скользя взглядом по темным прядям, - а все не замужем, безумие какое. А в доме моем она выглядит так же странно, как выглядит английская королева в пабе. Так что наверняка она скоро отсюда сбежит." Он молча ждал, скажут ли ему что-нибудь, и поймал себя на мысли, что больше всего его интересовало, что там с Софьей Николаевной. Впервые он дошел умом до того, что его увлечение ему не жаром ударило в голову и не от волнения за здоровье Настасьи пришло, а просто было в нем с того самого вечера.

Doubt. 20 октября 2012 г. 11:48:48 постоянная ссылка ]

Юноша, слушая Облонскую, отвел взгляд на далекий синеватый лес, так как решил, что смущает ее своей манерой глядеть, а уж кому-кому, а этой барышне доставлять какие-либо неудобства совсем не хотелось. "Я знаю, - подумал Алексей, беззвучно вздыхая, - про ваши привычки и предпочтения, про то, что вы не читаете газет и светское общество своим присутствием особенно не жалуете. Знали бы вы вообще, как много я о Вас знаю. А вот о них не имею понятия, уж так сложилось. И рассказать нечего." Надо сказать, не особо его и интересовало это общество подозреваемых, так что такой ответ нисколько не разочаровал его.
Рябинин пил чай и задумчиво возил ложкой в пиале с малиновым вареньем, которое по жаркой погоде никому есть не порекомендуешь. Отвечать, в общем, не спешил. Хмурые брови чуть приподнялись, когда, встретившись взглядами с Анной Григорьевной после ее вопроса, Алексей заметил в них сомнение. Сам вопрос заставил его улыбнуться. До чего странные существа эти женщины!.. Скажешь им: "Ни с кем не говорил." А они еще и переспросят. Вот будто был смысл лукавить когда-то в таких мелочах. "Как влияют на нее французские романы," - подумал он, не в силах удержать уголков губ от этой по-доброму насмешливой улыбки.
- Нет, совершенно ни с кем.
Сделав этот акцент, он не мог не хохотнуть; юноша даже не подумал, если он обидел Анну Григорьевну или поставил ее в неловкое положение. Его медовые глаза так мягко и дружелюбно на нее смотрели, что вряд ли вообще можно было подумать, что он над ней шутил. Алексей только подстраивал под себя атмосферу, пытаясь распустить узелки этикета и всяких дурацких правил, сковывающих его свободу и не дающих ему ровно дышать.
- Вы танцевали в тот вечер? - вот, чем действительно интересовался Рябинин, хотя и это любопытство никак не могло отразиться на его лице. - Не имел возможности этого увидеть, а хотел.
Он облизал ложку, задорно улыбаясь, и сделал глоток чаю. Теперь Алексей смотрел в глаза гостье все так же спокойно, как всегда, и ждал ее ответа. Юноше даже и в голову не пришло, что его "хотел" намекало на его неравнодушие к этой особе. А это значит, что он вовсе о том и не волновался.

Ибрaгим 20 октября 2012 г. 15:56:43 постоянная ссылка ]
Облонская действительно не предполагала, что когда-то была основным предметом наблюдений человека, сидящего сейчас перед ней. Она подняла взгляд на Рябинина, а тот, в свою очередь, уже глядел куда-то в сторону. И куда-то далеко. Анна Григорьевна мельком глянула в ту сторону, куда глядел Рябинин, а затем вновь упёрлась взглядом в злополучную чашку. Наверно, белое фарфоровое изделие уже стеснялось взгляда Анны. "Молчит.."- Анна не знала, что говорить, потому что всё ещё чувствовала неловкость за сказанную ранее фразу. Вдруг он воспринял что-то на свой счёт? Но нет, Рябинин заговорил, как ни в чём не бывало, словно бы он и не интересовался, собственно. Кажется, его сейчас мало что волновало. "Интересно, а если бы я сейчас ничего не отвечала, он заметил бы? Или он всё же меня слышит?.."- Анна немного улыбнулась своим мыслям и сделала следующий глоток. Но, как оказалось, Алексей Степанович всё прекрасно слышал и понимал. Просто создавал сегодня впечатление человека излишне задумчивого. А чего это он так лукаво заулыбался? Анна бы смутилась, да лимит порозовевших щёк уже истёк. Вот он и заговорил, наконец.
Анна сложила руки на столе "замочком". Что теперь сказать? Нехорошо оставлять слова чьи-то без ответа. Да и не пришлось. Уже через ещё секунду Алексей Степанович уже задал ещё один вопрос. По крайней мере на этот вопрос Анна знала, что ответить, но слова Алексея "не имел возможности этого увидеть, а хотел"... они были восприняты Анной довольно странно. Ну конечно, девушки быстро могут напридумывать всякой ерунды. "Хотел увидеть меня, танцующую с кем-либо? Что это значит?.. Быть может, Алексей Степановичу нравится, как я танцую? Нет, он ведь не знает.. Нет-нет, всё не так. Он хотел бы увидеть, как я танцую с кем-то другим. Быть может, я смешна? Смешна. Уже кажусь я всем смешной! Это ирония? Он может.."- закопошились мысли в головушке Анны. Она быстро начала вспоминать каждую саркастично-ироничн­ую фразу, сказанную Рябининым на балу. Но тогда она их быстро распознавала, а тут... "Как я не заметила? Ах, как сложно это - замечать, как над тобой смеются..."- казалось, что она заплачет. Но, в действительности, даже мысленно Анна не рыдала, а наоборот злилась, злилась на себя, на то, что не могла понять, как могла вызвать эту фразу, сказанную Рябининым. "А, может, напридумала?.. Нет-нет, зачем же он тогда сказал?.. Что вы имели в виду, Алексей Степанович?.."- она чуть нахмурила бровки, но очередной глоток чая вернул её хорошенькому личику невозмутимо-спокойн­ое выражение.
- Да, я танцевала..- оставлять реплику совсем безответной Анна не стала. А если отвечать, так честно, зачем ещё что-либо говорить?- мсье Каренин пригласил меня на танец...- она задумчиво вспомнила ту сцену. Как глупо, глупо поступила Анна!..- я так виновата перед ним..- задумчиво прошептала она, но в следующую секунду она вновь вернулась к размышлениям о сказанной Рябининым фразе.


не перечитывала, ибо влом. Извини за ошибки и за то, что так долго~
Doubt. 21 октября 2012 г. 15:02:32 постоянная ссылка ]

"Таки танцевали," - без особой досады или удивления сказал себе Алексей. На мгновение его лицо сделалось как будто печальным: виновато ли в этом облако, заслонившее солнце, или то, как драматично медленно опустился его взгляд - не важно. Надо сказать, что, задумавшись и вспомнив, как он колебался и все-таки предпочел танцевать с m-lle Синявиной, он опять довольно долго ничего не отвечал. Ему все вспоминалось: две таких не похожих друг на друга, они стояли совсем рядом и только ждали, когда им предложат руку. "Ну конечно ее не могли не пригласить..." - Рябинин поднял глаза, и, боже, сколько нежности могло в этом взгляде примерещиться!
- Я рад, что у меня появился повод познакомиться с Вами, - заговорил он, снова глядя куда-то на пушистый от сосен и пихт горизонт, - даже если он весьма неспокойный и очень даже возмутительный.
Назвать происходящий диалог равномерным и четким никто не мог. Алексей, уловив некоторую сложность в поддержании беседы, тут же счел это за зацепку, тут же перед самим собой оправдался: "А до чего легко было с Софьей! Все неспроста, значит, все происходит так, как тому суждено быть." Несмотря на следующее решение, Рябинин очень охотно продолжал разговор.
- Так Вы в этом году, получается, останетесь и на зиму, если ничего не решится? - юноша выглядел очень позабавленным, казалось, он вот-вот засмеется. - Представляю себе. Вы, кажется, с ума здесь сойдете от скуки. Хотя, я уверен, что выезжать в столицу будет позволено.
Алексей сделал еще глоток чаю; его манера смотреть людям в глаза снова взяла свое, как он не уговаривал себя быть скромнее и не смущать Анну Григорьевну.

Ибрaгим 21 октября 2012 г. 16:19:13 постоянная ссылка ]
Алексей опять задумался. Анна Григорьевна не имела привычки сбивать кого-либо с мыслей. Потому она сделала ещё один короткий, маленький глоточек - чтобы хватило ещё на один. Чай Анне очень понравился, но просить ещё.. Анна и вовсе просить кого-либо о чём бы то ни было не собиралась, не любила, не умела. Она опустила взгляд на юбку своего платья, в коем явилась к порогу чужого дома. Не самое, надо сказать, лучшее платье. Анна, может, и была серьёзна, была несколько необычна, отличалась от других девушек, однако же и в ней таился огонёк желания показать себя с лучшей стороны. Анна уже хотела было подумать, какое же платье тогда вообще стоило бы одевать, как вдруг она вспомнила, что красоваться сейчас вовсе ни к чему. Как-никак, а кокетство Анна терпела с трудом. Да и вообще Софья Николаевна (а я её всё время хочу назвать "Софья Павловна" >< Почему?) кажется, уже стала предметом интереса Рябинина. "И, быть может, в эту самую минуту он думает о ней.."- мечтательная мысль пронеслась в головушке Анны. Видимо, она уже придумала целую тревожно-романтичну­ю историю для этих двоих. Да-да. И вот она уже представила, как двое сбегают куда-то далеко в свадебных нарядах... Луг, усыпанный цветами и залитый нежным солнечным светом... Софья Николаевна в пыжном белоснежном платье с длинным подолом и...
Алексей разрушил воображаемые летние пейзажи, заговорив вдруг о зиме. Кажется, "повод для знакомства" Анна и вовсе пропустила мимо ушей. По крайней мере, она всё это время глядела на складки своего платья и только со словом "зима" она подняла голову и поглядела на Алексея Степановича. И тут же отвела взляд в сторонну. Непременно, она считала, что глаза в глаза смотрят люди, доверяющие друг другу, а доверять Анна готова была почти всему. Но взгляд Рябинина всегда вводил девушку в непонятное смятение: он смотрел как-то особенно. Словно бы и холодно, но в ту же секунду тепло. Разгадать эту загадку Анна не могла. А потому немного боялась глядеть так же прямо и твёрдо, так же откровенно, с таким же неприкрытым.. Интересом? Нет.. Что это за взгляд?
Анна выдохнула и тоже поглядела в сторону дерев, еле видневшихся вдали.
- Куда ж я денусь?.. Останусь..- она немного улыбнулась, почувствовав лёгкое веселье Алексея,- но с ума уж не сойду от скуки. Занятие найдётся.\
"Уж где как не здесь можно будет понаблюдать за зимними забавами крестьянских детишек?.."- с упоительной улыбкой размышляла она. Да-да, ведь в столице нет тех просторов, какие предстают здесь пред глазами всякий день. Анна вдруг поняла, что последнюю неделю провела абсолютно безо всякого толку. "Сегодня же пойду, найду занятий!.. Нет, не сегодня... Завтра!.. Точно как! С утра!"- она сделала последний глоток чая и, осторожно поставив чашечку на блюдце, отодвинула посуду.
-... Говорят, зима морозна будет. Как полагаете?.. Чем вы планируете тут заняться?..- от предвкушения завтрашнего дня в Анне проснулся энтузиазм. Однако же говорила она всё равно неторопливо, мягко. С участием. Теперь она не постеснялась встретиться взглядом с Алексеем. И даже не опустила его после пяти секунд. Это было бы довольно откровенно, надо сказать, для девушки. Но в глазах её читалась всего лишь дружеская заинтересованность,­ товарищеская готовность помочь. Впрочем, Анна Григорьевна тем и отличалась всегда - дружелюбием и готовностью помочь кому бы то ни было. Но разве Алексею помощь требовалась? Он был погружён в свои размышления.
Doubt. 27 октября 2012 г. 14:47:06 постоянная ссылка ]

Алексей, заметив некоторую оживленность в жестах и в блеске темных глаз, не мог про себя не улыбнуться. На лице его, однако, теперь было его обыденное, скучно-вежливое выражение. Он сделал глоток чаю, как всегда удерживая паузу, прежде чем что-то сказать в ответ.
- Пока еще ничего не скажешь, - проговорил он неторопливо, - насчет зимы; те, кто берет на себя смелость болтать попусту и называют это прогнозом, полагаю, люди совершенно из ума выжившие или же недостаточные до чужого внимания.
И, усмехнувшись, он уверенным, бесшумным движением сунул ложку в клубничное варенье. Через мгновение, когда она была отправлена в рот, на губах не было и следа улыбки и юноша чуть щурился задумчиво, глядя куда-то в поле, где заканчивали работу крестьяне. "Интересно, что же она намерена делать здесь зимой. В самом деле, тут очень холодно в январе, феврале. И совершенно невозможно время тянется," - думал он, откладывая столовый прибор на блюдце и позволяя себе облокотиться на спинку стула.
- Ну а дел у меня много всяких каждый день, - сказал Рябинин, не смущаясь очевидного лукавства. Надо сказать, что при этих словах в нем проявилась эта типичная черта мужского самолюбия. Нельзя точно сказать, было ли это видно в небрежном движении его плеча или в подернувшемся в улыбке уголке рта. Повод для гордости был: да, именно Алексей как правило заведовал всем своим хозяйством, а не его отец. Степан Рябинин занимался вопросами финансовыми, как купец; он даже после женитьбы на дочери помещика оставался купцом и оттого скрягой и жуликом, о каких говорят: "Да как таких вообще земля носит!" Его единственный сын тем временем общался с народом и с приказчиком, решая вопросы практические.
Юноша помолчал, глядя в глаза Анне Григорьевне как будто печально. Тихо вздохнув, он ляпнул зачем-то:
- Но все в этом году измениться может.
Кто знает, на что он намекнул. Но его улыбка, чуть не заговорщическая, не сползала с лица. Возможно, он просто шутил.

Ибрaгим 30 октября 2012 г. 16:44:15 постоянная ссылка ]
Что могло вывести собеседника из тоски? Сложно было сказать. Но Анна всё больше убеждалась, что Алексею жизнь скучна, что все его стемления просты. Основная цель его - жить-поживать, да добра наживать, как говорится. Выражения лица собеседника почти не менялось. Анна Григорьевна на секунду вдруг захотела увидеть улыбку, пусть и сдержанную, но тут же мысленно себя оклеветала. "Тебе то нужно - вот и улыбайся. И вообще. Улыбка - жест не самый нейтральный. Интересно, Софье улыбался он?.."- опять в голове Анны закружились образы двух силуэтов в саду, и даже вспомнилась музыка, игравшая в тот день, в ту минуту, в доме Тверской. Нет, до выдумщицы-Вареньки Облонской было далеко, если дело касалось сказок, приключений... Но как только дело доходило до любовных стычек... Тут уж на мировоззрение Анны огромное влияние оказывал не один десяток французских (реже английских или же испанских) романов. Хотя для себя Облонская никогда не пожелала бы сделаться героиней одной из таких книг. Может, немного поумнела? Уже достаточно ей было опыта с лавеласом, укатившим далеко и надолго. "Но что теперь судьбу корить? Я не Бедная Лиза, жизни это не конец. Впереди, надеюсь, ждёт меня чистое начало..."- тут-то, именно в ту секунду, когда Анна так подумала, Рябинин вдруг произнёс отнюдь не однозначную фразу:
- Но все в этом году измениться может.
Знак ли? Возможно, правда, жизнь значительно изменит свой привычный ход. Но вот судьба-злодейка любит подшутить. А потому не только доброе начало может ожидать близжайших в будущем. Анна подняла свои задумчивые серые глазы на собеседника, а следом взгляд её переместился на уличные пейзажи.
- Измениться может... Это да,- "Быть может, это был на что-то намёк? Нет, откровенно, я не понимаю ничего.."- она бы от досады всплеснула руками, но выказывать негативные эмоции, тем более, на людях, тем более, мало знакомых, Анна не смела, но через мгновение Облонская уже была спокойно-равнодушна­- Вот только что изменится-то ныне? Как говорится, все меняется, но только не люди. Думаю, и вы, и ваша жизнь не будет подвержена изменениям,- "Я лезу в чужую жизнь. А если он воспримет это, как упрёк? Или, Бог упаси, как оскорбление?.."- но язык Анны уже говорил далее,- у занятых людей нет проблем с общественными движениями и, тем более, с государством. Им просто некогда встать на чью-либо сторону..- "Так я думаю. Хотя какое значение имеют мои мысли? Интересно, если Алексей Степанович так занят постоянно, зачем же он вдруг пригласил на чай?.. Проблемы? Или перенапряжение?.." Анна обеспокоенно вгляделась в собеседника, зетем несколько даже виновато опустила свой взгляд на пустую чашку.
- Но это хорошо. Не должно быть в жизни бурь, страстей. То лишь для книг. Всё - суета..- она выдохнула. "Быть может, встать? Уйти, чтоб не мешать?.. Уж слишком много глупостей я вслух сегодня говорю. Неужто, в голову все мысли не вмещаются? Узнает папенька, что я всё время открываю рот, да и ещё так без причины, в пустоту... Ох, не погладил бы по голове. А, кстати, не вернулся ль он?"- барышня глянула на время, показываемое часами, и немного улыбнулась. "Ещё, быть может час он не приедет. А я и радуюсь. А что я радуюсь? Нужно всё равно уйти. Не хорошо мешать другим. Пора-пора. Ан-нет! Быть может, всё же, Алексей Степанович имел желание сказать мне что-то, раз пригласил?.. Ох, неразумная!"- она вспомнила, из-за чего, собственно, оказалась в этом доме. Остановилась у самого особняка. Но вряд ли Алексей Степанович корил Облонскую, ведь верно? Анна снова оглядела улицу, природу. Здесь не было видно того места, где совсем недавно остановилась запыхавшаяся Анна, однако было видно работу крестьян на участке чёрной земли. А вокруг море трав и цветов. И солнце, солнце было яркое. Погода, да, сейчас уж хороша. Но что зимой будет?
-... Зимой спокойнее станет. Сейчас и правда шумно. Но вы что ж, полагаете, зимою будет лучше, чем в былых годах? В России быть не может тёплых зим. Да и наука... Подтверждает. С каждым разом она меньше ошибается и..- возможно, отсюда бы развился спор? Рябинин говорил "из ума выжившие", а Анна могла б поверить хоть уличной гадалке-шарлатанке.­ Причём так искренне, что уж потом её точку зрения сломить было бы сложно. Но спорить ныне не хотелось. Она вдруг замолчала. Голос её и так был тих, но сейчас и на лице её установилось умиротворённое выражение. Затихла. Но вовсе то было не как затишье перед бурей. Она была спокойна и не хотела что-либо менять в своём настрое. Жить хорошо, и жизнь хороша. Видимо, на сегодня Анна исчерпала запас отрицательного настроя. Возможно, дай ей волю, она бы улыбалась и смеялась весь оставшийся день. Но без причины - глупо. Да и вообще языком молоть не стоит лишний раз. А она вот так разговорилась. А потому сейчас решила замолчать, не продолжая фразы. Всё её внимание устремилось на виды крестьянских пахотных работ, на звуки птиц и шелест листьев, а запах шикарного, должно быть, клубничного варенья. А потому, ни грусти, ни веселья. Только лишь спокойствие.

прости, может, ошибок много. некогда перечитывать, честное слово
Doubt. 3 ноября 2012 г. 10:54:36 постоянная ссылка ]

Переживания Облонской были налицо, и Алексей, слушая ее успокаивающий низким тоном голос, думал о том, чем можно было бы отвлечь ее. Ему было удивительно, что такой человек, как Анна Григорьевна - с виду такой самодостаточный и уверенный в каждом своем жесте, - может выдать своего рода волнение. Впрочем, только мгновенное движение темной брови барышни заставило юношу об этом всем поражаться. Так что через мгновение, когда на прекрасном лице воцарился прежний покой, он так же забыл о своем секундном впечатлении.
Сами же по себе слова девушки заставили губы Рябинина изогнуться в нервной усмешке. "Так она о революции? - вывел он. - И, верно, принимает меня за человека неучастливого... Это, впрочем, только лучше. Ни к чему все эти подозрения."
- Не уверен в вашей правоте, Анна Григорьевна, - проговорил он, и выражение его лица чуть изменилось, принимая более теплый, полунасмешливый оттенок. - Человек серьезный, даже будучи в делах, всегда принимает сторону. А тут уж я как раз о себе говорил...
Широкие брови чуть нахмурились, Алексей посмотрел в сторону, задумываясь. Нет, он определенно не был намерен делиться своими сомнениями и планами со своей очаровательной собеседницей. Она в то время толковала что-то о зиме. Надо сказать, что юноша ее слушал внимательно, это только казалось, что все пролетает мимо его ушей. Так что через мгновение, посмотрев снова в глаза своей гостье, он как ни в чем не бывало ответил ей:
- Вы заскучаете.
Это был не вопрос. Он знал, что так и будет, и его слова звучали даже не как пророчество, а как приговор. Она не занимается разбором писем и поездками по клубам или же к приказчикам. Гулять будет слишком холодно. Приемы не будут слишком частыми: это не Петербург, здесь, в Царском Селе, людей светских мало. Теперь, правда, чуть больше... Единственное, что может занимать эту благородную барышню зимой в отдалении от столицы - революционная деятельность. Но Рябинин и не подумал бы подозревать Облонскую в этом, так как верил, что это не женское дело.
Юноша улыбнулся.
- Непременно приходите, когда загрустите. Только лучше по дороге. Здесь все завалено будет снегом.
После этих слов юноша повернулся и крикнул без особых церемоний Валю. Лицо его при этом было холодным, уже ни капли не таким дружелюбным, как секунду назад. И от этого, надо сказать, оно делалось очень красивым. В этом особенность естественных выражений.
Девушка прибежала через полминуты, чтобы утащить со стола чайник и прочее. Как только она ушла, Рябинин обратился снова к Облонской:
- Я собирался прогуляться, пока не похолодало. К вечеру всегда как-то зябко становится, - карие глаза казались чуть слишком суровыми, - Вы не желаете составить мне компанию? Впрочем, как бы Вас батюшка не хватился...
Юноша помолчал, глядя в лицо Анне Григорьевне. Неожиданно для самого себя, он, с теплом в груди, подумал, что желает ей поскорей выйти замуж и не быть одинокой. "Венера," - констатировал он про себя, оглядывая плавные черты шеи и поскорей отводя взгляд. Он поднялся, чтобы подойти и подать руку.
- Я рад тому, что смог говорить с Вами.

Ибрaгим 3 ноября 2012 г. 11:29:59 постоянная ссылка ]
Анна не знала, как реагировать на сказанные Алексеем слова. Должно быть, пищи для раздумий будет много. Она плотнее сжала губы и, осторожно опустив ладонь на протянутую руку собеседника, она поднялась. Рядом засуетилась прислуга. "Ну вот. Пора-пора..."- Облонская лишь мельком оглядела всё кругом, опустила руки свои, но свой взгляд подняла на Алексея.
- Спасибо вам за радушный приём,- она чуть склонила голову и выдохнула,- пожалуй, я должна бы ответить тем же вам. Приходите в любой день, как посчитаете нужным. "Надеюсь, в этот день у нас не будет ещё мильон гостей.. Хотя что за глупые мысли? Коль пригласила человека, так стоит думать о том, как сделать приём более..."- Анна перевела взгляд на дверь, куда недавно умчалась Валентина, а затем бросила взгляд на улицу.
- Отец.. Правда, скоро он придёт. Простите, в другой раз,- она склонила голову на бок и улыбнулась,- и да, хороший у вас чай,- улыбка Анны стала шире, сама же барышня чуть оглядела задумчивого Алексея,- ... Удачной вам прогулки,- она в прощальном жесте уже и вовсе задумалась над словами Алексея, произнесёнными в последние две минуты, а потому даже, собственно, не заметила, как скоро оказалась на улице. "Позицию все принимают?... Какую же позицию занимаете вы, Алексей?.. Нет, что бы ни случалось, вы при делах не будете. Уж в этом я уверенна..."- она задумчиво направилась скорее к своему поместью. Придти раньше отца нужно было. Хотя что тут идти? разницы особой не сыграет спешка. "Серьёзный человек. Пожалуй, вы и впрямь слишком серьёзны. Причём настолько, что и не замечаете, что происходит. Вот оттого вы и не встанете на чью-то сторону. Забудете. И так у вас полно различных дел. Хотя уж кто бы говорил... Ты и сама не замечаешь, что кругом творится. В любом случае, я.. Найду, чем тут заняться... Надеюсь, вы не правы были, что мне тут сделается скучно. Вы, кажется, умны не по годам, но каждый может ошибаться. Или..."- Анна задумчиво кивнула своим мыслям: скорее, уж она всегда ошибалась. Её образ жизни был обыкновенно скучным, не зависимо от времени суток, от того, весна ли, лето, осень. Зимою лучше и не станет. Хотя балы. Зимой всегда балы. "И в гости можно съездить... И выбраться к крестьянам... Только бы батюшка мой не заметил.."- она вздохнула, а затем с грустью осознала, что этой зимой её будут ждать частые поездки к центру. Опера. Как отец Анны мог её любить? Она не знала. Последние размышления девушки были прерваны появлением перед глазами экономки. " Вот ты где!.. Нет-нет, не злись. Она.. С чего я вообще придумала, что та сделала нечто дурное? Быть может, так было нужно?.. Неужели нельзя было предупредить тогда, что вы уйдёте?.."- в задумчивости, Анна подошла к работнице и с нею же вошла в своё поместье, уже начав разведывать, кто был мужчина тот, чего же он хотел. Ничего особенного. Вспыльчивость Анны опять же до добра не довела. Хотя и зла никому не сотворила. Впрочем, слава Богу, Анна никого и не обвиняла вслух. Да и чай был вкусным. "Хоть что-то хорошее"
Doubt. 11 ноября 2012 г. 09:48:42 постоянная ссылка ]

Алексей, должно быть, мог бы и улыбнуться, и что-то веское сказать, но он только кивнул, проговорив:
- Благодарю Вас, Анна Григорьевна.
Он проводил ее до дороги, где, склонив голову в прощальном жесте, пожелал ей хорошего вечера. Юноша долго стоял, задумавшись, и смотрел вслед этой Венере. Он размышлял, как быстро все меняется, напоминал себе вою мальчишескую робость и боготворение, восхваление персоны Облонской. Ему казалось, что это было ужасно давно, лет десять назад - так далеко это было сейчас, когда внутри, как за таившийся зверь, сидело желание другой женщины. "И все ж кому-то с Вами повезет, Анна Григорьевна, - подумал Рябинин, наблюдая, как барышня заворачивает к своему поместью и пропадает из виду. - Лишь только бы этот кто-то Вас берег похлеще остальных." Конечно, мысли эти были не вполне от доброты душевной, но скорее от любви к красивому. Что бы там ни было, если полезет кто в голову сыну купца, он увидит, что хоть и замахнулся он на графиню, а самой красивой женщиной считает Облонскую Анну Григорьевну.
Ему, кстати, стоило бы хоть что-то одеть еще перед выходом, но с того самого места, где Алексей провожал свою гостью, он и двинулся в парк, оставшись совершенно по-домашнему, можно сказать, одет: рубашка да брюки - это разве хорошо? А разве было ему, в самом деле, это нужно?

Doubt. 11 ноября 2012 г. 09:50:09 постоянная ссылка ]

Дождь так и не пошел до конца дня, несмотря на затянутое тучами небо. Настроение было натянутое, нервное; атмосферой стало неприятное, тягучее ожидание, какое бывает обычно от дня записи к врачу до того момента, как вырвут наконец больной зуб. Конечно, совсем не летним был этот вечер.
Рябинин до самого позднего времени сидел перед окном в гостиной с выражением очень задумчивым на лице. Чай пить уже было решительно невозможно, и он остывал, забытый, в отставленной в сторону чашке. Молодой человек смотрел сквозь зеленые ветки на хмурое небо и с раздраженной тоской ждал возвращения отца.
Он не двигался с места с того момента, как вернулся. Где-то часов в восьми принесли конверт от Курагиных, но Алексей даже не заглянул внутрь, только махнул рукой Петру, что он может быть свободен. Любопытная и настойчивая Настасья несколькими минутами позже сказала, что в конверте билет в театр и несодержательная записка, полная нелюбимых юношей вычурных выражений. Ему было безразлично, и он ничего не сказал; няня пыталась расспрашивать его, но бесполезно. Старая женщина, правда, и без слов понимала, что Алексей Степанович попал в переплет, уж при своей-то женской интуиции.
Степан Рябинин вернулся домой в ночь, и согласился и на предложенный чай, с дороги-то, и на разговор с сыном. Стоит сказать, что Алексей был очень похож на своего отца, как внешне, так и характером. Так что купец на абсурдное решение юноши только усмехнулся, бросив ему "благословляю" и больше ничего не сказав и не спросив.Пожелав друг другу доброй ночи - оба искренне, но с такими лицами, будто в шутку, - они разошлись по своим спальням.

Doubt. 14 ноября 2012 г. 11:29:53 постоянная ссылка ]

Идти пешком от самого театра было настоящей пыткой, но ведь и коляску не возьмешь: слухи о Синявной разлетятся мгновенно, что там ни рассказывай о пожаре. Обратив внимание на потрепанный вид барышни, на Рябинина, выглядевшего теперь еще проще, чем обычно, всякий извозчик составит свое мнение и при себе надолго его не задержит. Хотя ведь и идти при таком туалете было стыдно. Однако, глупости: никто из прохожих не замечал ничего, кроме густого дыма, оставшегося за спинами молодых людей.
Наверное, не меньше получаса они плелись по улице, и то благодаря дьявольской удаче, присущей Алексею: он правильно выбрал путь, хотя и не знал вовсе дороги. Он ничего не говорил, но крепко держал девушку за руку, стараясь не смотреть на нее, понимая, что ей, должно быть, неловко - она не была так просто воспитанна, чтобы игнорировать факт своего внешнего вида. Рябинин посмотрел ей в глаза тогда, когда, наконец, подошел к самому поместью. Там прямо на крыльце его встретила обеспокоенная троица, бывшая ему ближе всего из прислуги. Валя, правда, только глянув на него, сделала надменное лицо, густо покраснела и убежала. Старики же подошли ближе шагом не вполне уверенным, и Алексей, видя все вопросы по их лицам, произнес:
- Все благополучно, - затем, нахмурившись, продолжил: - Где Валя? Впрочем, не важно это. Настасья, приготовь ванную для графини, пожалуйста.
Няня немедленно отправилась в дом, кивнув с полным осознанием ответственности. Глаза Петра расширились, заблестели удивленно-умиленной­ влажностью, после чего он, пробормотав что-то, проводил и усадил пришедших в гостиную.
Рябинин посмотрел спокойно и несколько строго на Софью. Он долго молчал; причиной этого молчания была Валя, стоящая за косяком и греющая уши, но уверенная, что барин ее не слышит. Вздохнув и прикрыв устало глаза, юноша сказал:
- Валя, сделай чай.
Крохотной кухарке пришлось уйти, и тогда Рябинин, чуть наклонившись к Синявиной, негромко обратился к ней с вопросом:
- Возможно, стоит написать Вашему отцу, что Вашей жизни нет угрозы, - он помолчал. - Вы можете оставаться у меня столько, сколько пожелаете.
Да, молодой человек помнил о проблеме чести барышни, сидевшей с ним рядом, помнил и о том, что он - вина ее проблем в этом случае. Но помнил и о своем намерении идти с предложением в дом графа, почему и был прост в своих словах.
Cranberries 14 ноября 2012 г. 13:18:23 постоянная ссылка ]
Довольно долгая дорога дала девушке шанс всё обдумать и окончательно успокоится. Причём успокаиваться приходилось уже не из-за случившейся трагедии, а из-за неподобающего вида. Да ещё и в кампании с молодым человеком! Искренне надеясь, что из прохожих её никто не узнает, Софья даже хихикнула от абсурдности ситуации. Она была даже рада, что порвала это ненавистное платье. Как бы осудило её Питерское общество! Она была похожа на этих женщин из Америки - с короткими волосами и замашками на независимость. Лишь строгая материнская выучка вынуждала девушку стеснятся своих действий. Было немного неловко идти к Рябинину домой и если в поместье Синявиных Алексей уже был, то обиталище своего "друга" Софи не видела даже издалека. Её фантазия сразу нарисовала тёмную берлогу, утопающую в паутине и сундуки с сокровищами. Пожалуй, такие мысли были связанны с тем фактом, что Рябинин чем-то напоминал барышне злодеев из детских сказок. Тот же безразличный взгляд и сгорбленная фигура, которую маленькая Соня представляла в детстве. Девочкам ведь нравятся плохие мальчики? Или просто злодеи вовсе не были злыми, а просто другими, непонятыми?
Романтическая натура девушки сразу представила грустного Алексея одиноко сидящего в своём пустом тёмном замке и от прилива нежности легко сжала ему руку, сплела пальцы. За всё время они не сказали друг другу не слова и даже приблизившийся дом Рябинина не развязал девушке язык. Страшно было представить, о чём подумала прислуга в доме, когда их хозяин привёл в дом одинокую девушке. Вряд ли хоть одному из них пришло в голову, что она графиня. Больше всего Синявина, конечно, надеялась на отсутствие в доме родителей Алексея. Страшновато было представить их первую встречу именно такой. Впрочем, мысль о ванне в чужом доме пугала её не меньше. Переведя дыхание и выдавив улыбку, Софи ответила:
- Батюшке совсем худо последнее время, не стоит его волновать. Тем более, я думаю, он даже не заметил моего отъезда - с самой милой улыбкой соврала девушка. Тяжело было говорить о своих натянутых отношениях с родным отцом, однако что поделаешь? Вряд ли Алексей бы понял.
Doubt. 14 ноября 2012 г. 20:45:01 постоянная ссылка ]

- Вот именно, что не стоит, - Рябинин был сейчас обеспокоен и напряжен, а потому взгляд у него был довольно-таки тяжелый. - Чиркните хотя бы, что после театра отправились чаевничать, оттого и задержались. Соня, ...
Его нотацию прервали шаркающие шаги Настасьи, которая спокойно, без грамма недоверчивого любопытства в глазах сообщила, что ванна готова. Алексей посмотрел на графиню продолжительно, задумываясь, стоит ли продолжать уговоры; он знал, что если не продолжит их сейчас, то будет донимать ее по возвращению; в конце концов, юноша произнес:
- Настасья Вас проводит, - он помолчал, отводя взгляд на камин, где тлели скучным светом угли. - Не переживайте, платье мы Вам найдем.
Рябинин улыбнулся краешком рта с этими словами и посмотрел вновь на, хотелось бы думать, будущую невесту, находящуюся, конечно, в виде совершенно не потребном. Тон голоса у него, естественно, выражал абсолютную непреклонность и повествовательной интонацией молодой человек ясно давал понять, что спору тут места нет и вопрос о том, нужна ли ванна, даже не ставится. Он полагал, что сейчас больше ничего он не может сделать, чтобы барышне было спокойнее.
И как только старая няня увела гостью, Алексей поднялся в спальню матери. Это была самая светлая и просторная комната во всем поместье, и сюда юноша не заходил уже около пятнадцати лет. Он знал, что отец велел все оставить на своих местах, только убрать гардероб, чтобы платья, шубы и прочее не пылились зря и не были поедены молью. Теперь, стараясь не задерживать взгляда на вещах и не пытаться пробудить воспоминаний, Рябинин открыл старый сундук, принимаясь искать подходящее платье. Все они были бы Синявиной слишком свободны, так как Рябинина, судя по портретам, была выше и вовсе не было в ней такой худобы. Озадаченный, юноша выпрямился и размял затекшую спину. Итак, он уже раздел Синявину, и ничего не может придумать взамен?
Но здесь его раздумья прервались шорохом шагов Настасьи. Кажется, этот звук был предвестником удачи. Ведь женщина, едва войдя в комнату, молча понимающе покивала и повела барина на чердак, где в таком же сундуке они нашли платья меньшего размера. Судя по крою и преобладающим цветам, они тоже принадлежали раньше Рябининой, вернее, конечно, Левиной - тогда еще. Было огромное множество самых разнообразных, но большая часть была с тюрнюром, что было не кстати. В конце концов Настасья откопала домашнее платье василькового цвета, простое, приятное на ощупь; у него была завышена талия и оно застегивалось, как любила Софья, у самой шеи; рукава прикрывали почти полностью плечо. Во всяком случае, одеть такое было не стыдно в сравнении с тем, что осталось от платья Синявиной. Рябинин велел Настасье передать платье, а сам спустился вниз, где Валя расставила чашки.
- Кто эта барышня? Петр говорит, графиня какая-то, - с щеками, пылающими от несчастья пускай и безнадежных, но приятных разбитых мечт.
- Много ты себе позволяешь, Валя, - не сердясь и не замечая девичьей абсурдной обиды, ответил Алексей, глядя куда-то в книгу, найденную на тумбе у входа. Девушка поспешила удалиться, пролепетав со смиренным упрямством свое "извините".
Молодой человек же селена диван, в ожидании Софьи потягивая крепкий чай. Он смотрел на вновь разведенный в камине огонь, глубоко задумавшись. Да, да, пришло самое время задуматься, откуда же в театре взялся огонь. Очевидно, что это был поджог, но к чему поджидать театр, какие тут могут быть причины и цели? Не понятно.

Cranberries 14 ноября 2012 г. 21:14:31 постоянная ссылка ]
Девушка упрямо промолчала, не желая отвечать на такой вопрос и быть уж настолько контролируемой Рябининым. Софья даже ощутила сей укол - её, практически полностью, подчинил мужчина и это довольно больно било по её огромному самолюбию. Она, графиня, с острым умом и не менее острым язычком всегда подавляла своей личностью сих представителей сильного пола, а тут?..
Заслышав слова о ванне, Синявина испытала приступ счастья и стыда одновременно. С одной стороны, барышня просто мечтала о том, чтобы смыть с себя всю эту грязь и копоть от огня, а с другой стороны - принимать ванну в доме мужчины было как минимум не подобающе.
Матушка поди в гробу переворачивается - подумала Софи, поднимаясь за служанкой наверх. Надо заметить, нездорового любопытства в глазах Настасьи она не заметила. Да и за абсолютное молчание была безмерно благодарна. Меньше всего хотелось терпеть сейчас глупые вопросы или подозрительные взгляды. Сказав, что и сама справится, барышня, оставшись в одиночестве, стала стаскивать грязное платье с тела. Скинув к ногам ошмётки ненавистного одеяния, Синявина блаженно опустилась в горячую воду и прикрыла глаза. Смывая с себя все следы пережитого, Софья будто духовно восстанавливалась, вновь начинала мыслить рационально. Сейчас, когда было время подумать, барышне пришла на ум вполне очевидная мысль - как произошёл пожар? Версию, со случайным случаем Синявина отмела сразу же. Слишком уж много факторов было против этого. Но кто мог устроить поджёг в театре, в который были приглашены абсолютно все подозреваемые? Вопрос с подвохом. Разве резонно было бы подобное устраивать революционеру? Зачем убивать тех, на кого могут пасть подозрения в его же преступлениях? Может, ищейки? Зачем лишний раз волноваться и выискивать среди толпы революционера. Не проще ли избавится от них всех, подстроив несчастный случай?..
Через минут 30 девушка уже вылезла из ванной и приводила себя в порядок сидя у зеркала, замотанная в полотенце. Приведя свои пугающие волдыри в порядок и расчесав волосы, Софи бросила взгляд на только что принесённое платье. Проведя по нему рукой, графиня почувствовала мягкую приятную на ощупь ткань и легко улыбнулась - одеяние полностью соответствовало её привычным туалетам. Закрытое, строгое оно невероятно шло её, казалось бы, специально сшито для миниатюрной фигурки Софьи. Его цвет прекрасно сочетался с цветом глаз девушки и Софья вновь чувствовала себя уверенной и защищённой.
Чьё же оно? Его матери? - мимолётно подумала она, уже спускаясь по лестнице.
Идеально ровная осанка и сейчас никуда не делась. В графской манере прошествовав в гостиную, где сидел Рябинин, Софья присела на диванчик рядом.
- Благодарю. - вежливо произнесла она.
Doubt. 15 ноября 2012 г. 19:52:41 постоянная ссылка ]

Размышляя о причинно-следственн­ых связях, Рябинин уплыл далеко-далеко от места, где сидел, и еще дальше от факта произошедшего пожара. От изобилия событий в последнее время у него в голове была каша: там и навязчивый Вронский, и материнские вещи, и неизвестные причины отсутствия отца дома по нескольким дням, и румянец Вали... Последним в бесконечном списке был сон про мальчика, собирающего малину, на нем все и прервалось звуками шагов.
Задумавшись, Алексей не сразу услышал приближение Синявиной. Еще в себе, он скользнул по ней затуманенным взглядом и вернул его е огню, но секундой позже, когда хрупкое создание приземлилось рядом с юношей, он одумался и посмотрел на девушку внимательнее. "Теперь как обычно выглядит, то славно," - подвел он очень скупо, хотя, безусловно, платье графине шло. Да и вряд ли сам Рябинин отдавал себе отчет о том, как на самом деле ему нравилась Софья Николаевна сейчас, в простом платье помещицы, да еще какой помещицы - его родной матери, которой он толком не помнил, но чью светлую память не мог не хранить.
- Выглядите гораздо лучше, - он теперь не отводил по привычке взгляда от светлых глаз, и надобность думать о пожаре отпала. - Чай будете?
Не дожидаясь ответа, Рябинин уже наливал еще теплый напиток в ожидающую гостью чашку. Он, кажется, был совершенно спокоен. Все это объяснялось тем, что он не хотел думать о произошедшем и анализировать все это. Да и это равнодушию к тому, что часть их знакомых все еще там, тоже можно было найти причину: к примеру, крайней степени эгоизм.
Он так ничего и не спросил. И даже про записку отцу не напомнил. Он ждал, что, может быть, что-нибудь скажет Синявина. Возможно, это будет что-то важное, побуждающее к действию, и не стоит занимать волну пустыми словами, сказанными для того, чтобы быть сказанными и повиснуть в тишине, нарушаемой мгновенным и тихим треском дров в камине.

Cranberries 15 ноября 2012 г. 20:05:20 постоянная ссылка ]
Девушка чувствовала себя отдохнувшей и счастливой. Сидеть вот так вот рядом с Алексеем, пить чай и слушать потрескивание из камина - предел её мечтаний в данную минуту. В этой комнате парило какое-то необъяснимое ощущение уюта, которого Софи никогда не чувствовала у себя в поместье. Дорогой сердцу девушки запах книг сочетался с каким-то сладковатым запахом.. варенье? И уж никак не мог сравниться с тяжёлым запахом табака, которым пропитались даже стены её комнаты. Кстати, Рябинин ведь не знает об этой её привычке? Это заставило Синявину задуматься об абсурдности происходящего. Она ведь совсем не знает его, его взглядов, его семьи, прошлого.. почему тогда её так тянет к нему?
Отогнав такие не радужные мысли от своей головушки, Софья легко улыбнулась и ответила:
- Была бы очень признательна.
Ситуация "Рябинин в среде его обитания" наблюдалась впервые. Было забавно и странно одновременно наблюдать за ним сейчас. Расслабленно сидящий на диване и отдающий приказы слугам - с этой стороны она его ещё не видела. На какое-то мгновение Синявина представила, что это их дом. Было странно представлять себя помещицей, однако если бы пришлось выбирать, Софья без раздумий выбрала бы эту светлую обитель своему тёмному подземелью.
- Представляла Вас злодеем, что безвылазно сидит в своих тёмных пещерах - всё же поделилась своими представлениями девушка, не сдерживая хитроватой улыбки.
Doubt. 15 ноября 2012 г. 20:28:14 постоянная ссылка ]

Произнесенные девушкой слова заставили Рябинина приулыбнуться. Он посмотрел на нее почти ласково, затем, ленивым и за торможенным движением руки убрав волосы с лица, ответил ей:
- Я похож на людоеда, которым Вас пугала няня в детстве? - сердечная усмешка искривила линию губ. - Ну что ж, тогда мне полагается Вас как минимум немедленно съесть.
Юноша выговаривал каждое слово в последнем предложении очень четко, постепенно все медленнее и все более низким голосом. И, можно сказать, что хищный взгляд медовых глаз Алексея удачно дополнял его актерскую игру. Конечно, он к Синявиной и не прикоснулся даже, но отказать себе в удовольствии наклониться к ней до неприличия близко под тем предлогом, чтобы дотянуться и достать из вазы за ее спиной розу, он себе не смог. Глядя уверено в глаза девушке, он подал ей цветок неторопливым движением, никак свое действие не комментируя.
В голове у него вдруг всплыл тот тон бунтующего амбарного мыша, которым граф Вронский пытался "защитить" Софью. Надо сказать, что на какое-то мгновение Рябинину даже совестно стало за то, что он вытворяет, несмотря на намерения и на его цветущее упрямство. Он подумал, что Александр дело говорил, что он погубит Синявину, если все не возьмет себя в руки.
И тогда молодой человек сделал попытку.
- Я, знаете ли, напротив, как домашний кот безобиден, ленив, пушист и мягок, - заговорил он, как бы пытаясь показаться человеком, который любит и хочет о себе поговорить. Хотя ему, конечно, безразлична была эта тема. - Как вышло, что я в Ваших глазах - злодейская натура?
Вот этот ожидающий взгляд вместо нормального общечеловеческого заинтересованного, вот это неулыбющееся лицо и сложенные в замок руки.
Cranberries 15 ноября 2012 г. 20:45:33 постоянная ссылка ]
- Пожалуй, я подросла с тех лет. И съесть меня будет более затруднительно, не так ли? Или ваши аппетиты тоже возросли? - лукаво произнесла Софья и склонилась к чашке, пряча усмешку.
Наверно у них и не было таких моментов, когда можно было лишь поболтать играючи и попить чай в домашней обстановке. Все этапы их отношений развивались рывками, на грани необъяснимой драмы, какого-то надрыва. Первая встреча в парке и мелькнувшее любопытство, танцы на приёме и в тот же вечер - почти открытые признания и столь противоречивые, но понятные взгляды, и мимолётные прикосновения. После - долгие дни разлуки и случайная встреча в том же парке, в том же месте. Обида, ревность, грубые слова и вновь молчанье. А после - пожар и вновь вспыхнувшие чувства. Многие писатели взялись бы писать их историю в своих книгах. И ещё неизвестно, что это было бы, роман или детектив?
Удивлённо приняв розу у Рябинина, девушка улыбнулась еле заметно и вдохнула аромат цветка. Раньше графиня никогда не любила цветы. Могла любоваться ими издалека, однако не понимала такого огромного их значения в человеческой жизни, их, воспетой сотнями людей, красоты. И, казалось бы теперь, она всё же осознала их немалое значение, почувствовав как все её существо радуется сему подарку, будто признанию в любви. Хотя, какие тут признания, когда всё понятно без слов?..
Последующая фраза немало удивила девушку, настолько она была непривычна из уст Алексея.
- Я обожаю кошек. В особенности, чёрных, как ни странно. Глупые приметы не дают увидеть их игривость и податливость. Протяни руку - они ведь такие же мягкие и урчат совсем как остальные, возможно лишь реже. - двусмысленно произнесла Софи, не поднимая глаз со своего драгоценного подарка.
Doubt. 18 ноября 2012 г. 13:46:55 постоянная ссылка ]

Алексей улыбнулся. Он не уловил двусмысленности ответа гостьи, так что ответил только:
- Вероятно, Вы правы. Я не суеверен, так что никогда не отличал черных котов от всех остальных.
Он помолчал, отводя взгляд от тонких пальцев, сжимающих стебель цветка, к своей чашке. Юноша покрутил ее в руках, задумчиво глядя в плещущийся внутри нее чай; медленно отставив ее в сторону, Рябинин снова заговорил:
- Поделитесь своими мыслями насчет личности разыскиваемого?
Да, уже в который раз уничтожил романтику подчистую, рискуя этим рассердить Софью Николаевну, и даже краем извилины мозга не задумался об этом. Он не хотел затрагивать тему пожара, вызывая этим неприятные воспоминания(уже) у m-lle Синявиной, но ему было очень любопытно, что изменилось после всего произошедшего, что надумала эта умнейшая и проницательнейшая особа по поводу революционера, из-за которого их всех и собрали и заперли, как овец в загон. Алексей посмотрел барышне в глаза, пытаясь поймать ее взгляд и надеясь на то, что она отнесется к вопросу со всей серьезностью и без ужимок расскажет о своих подозрениях.
Cranberries 18 ноября 2012 г. 14:10:02 постоянная ссылка ]
Софья лишь усмехнулась, заслышав ответ Рябинина о кошках. Алексей совсем был не привычен к светскому Питерскому обществу, где общаются лишь с помощью таких вот намёков и метафор, а посему ответил совершенно незамысловато, что и вызвало у графини тёплую улыбку. Что же, может ей также стать немного проще и не скрывать свои чувства за завуалированными фразами? Или от этого потеряется вся сущность Синявиной, что жила в подобном окружении с самого детства?
Барышня поднесла к губам чашку с чаем и вновь сделала маленький глоток. Отложив цветок, что так романтично вручил её Алексей, девушка поправила юбку и вновь перевела взгляд на своего собеседника, что так резко поменял тему разговора. Немного нахмурившись, раздумывая - а стоит ли делится своими доводами с Алексеем? Уж она на своём веку повстречала достаточно неотёсанных мужланов, что не считаются с её женским мнением ни на йоту!
- Хм, вряд ли это революционер, скажу я вам - покачала головой графиня - Иначе не стал бы он подставлять на верную погибель нас - главных подозреваемых. Однако есть у меня мыслишки о том, что могли это быть и армеские псы. Зачем искать революционера среди толпы либералов, если можно уничтожить всех подчистую под видом несчастного случая?
Затихнув не надолго и ожидая реакции Рябинина, девушка сделала последний глоток горячего напитка и отставила чашку. Сложив руки на коленях, Синявина подняла взгляд на Алексея.
Doubt. 18 ноября 2012 г. 14:33:25 постоянная ссылка ]

Сощурившись задумчиво и кивнув пару раз как бы соглашаясь, Алексей перевел взгляд на огонь в камине. "А ведь есть в ее словах доля здравого смысла, - думал он, по привычке засунув руку в карман в поисках самокрутки, но вспомнив о барышне и передумав, - и даже не малая. Но в таком случае приходится отбросить версию о том, что среди нас нет революционера и это лишь изображение какой-то контрреволюционной деятельности. Ведь, спалив толпу невинных людей, им пришлось бы искать дальше и копать глубже. Впрочем..." Он перевел хмурый взгляд на девушку. "Как же она беззащитна, все-таки. Как ни крути, из-за этой государственной блохи она ежесекундно в опасности," - непроизвольно покачав головой, Рябинин произнес:
- Хорошо, - он вздохнул, все еще хмурясь, и отвел глаза, снова хватаясь за чашку. - То есть, это Вы дельно сказали, конечно. Но вот потрошить нашу счастлвиую дюжину теперь будут еще больше. В ближайшие дни к каждому заглянет жандармерия. Я уверен в этом.
С этими словами он допил давно остывший чай и глухо звякнул о блюдце фарфоровым краем. Рябинин глянул на улицу: тихо и тускло. Теперь он вспомнил об остальных и подумал невольно, все ли там живы. А так же о том, что...
- Странно. А ведь не все на спектакль пришли, - он помолчал, - Кто у нас быстрее всех бежал?.. - проговорил он совсем тихо и больше самому себе.
"Это невозможно," - подумал он, и ленивая натура победила желание переживать и размышлять.

Cranberries 18 ноября 2012 г. 14:44:30 постоянная ссылка ]
- Скорее всего революционер знал о подстроенном плане и, конечно же, не пришёл. Это было бы слишком опасно. Как по мне, то он так просто бы тоже не поступил. Если он не пришёл один - его сразу же раскусили бы. Поэтому, логично предположить, что он потянул остальных за собой. Выкрал письма с приглашениями или же подкупил возницу..
Девушка не двигающимся взглядом смотрела на огонь в камине. Мысли, как пазлы, складывали то в одну, то в другую картинку. Одни доводы разрушали получившуюся картину, другие - напротив, подкрепляли. Казалось бы в голове девушки проходит какой-то сложный, логический процесс. Вновь взяв цветок в руки, Синявина, даже не задумываясь о своих действиях, стала крутить его в руках.
- Честно говоря, я была не в том состоянии, чтобы отслеживать первых сбежавших - с некими пристыженными нотками в голосе произнесла Софи, однако тут же язвительно добавила - Пребывала в шоке от того, что один мой знакомый столь экстравагантно позвал меня по фамилии.
Ей было довольно-таки стыдно за то, что она настолько испугалась и позволила себе подобные сцены на плече у Рябинина. О чём тут говорить - она даже плакала! Не самые приятные воспоминания вновь затопили сознание девушки, однако Софья поспешно отмахнулась от этого. Что было, то прошло. Однако, Алексей ведь спас ей жизнь? Кто бы мог подумать, что он проявит себя настолько хладнокровным и сильным в подобной ситуации.
- Или же наоборот, стараясь запутать, пришёл на спектакль, подставив остальных.
Doubt. 1 декабря 2012 г. 19:36:48 постоянная ссылка ]

Рябинину нравилось слушать размышления Софьи. Ему нравилось то, что она вообще думала. Это был один из признаков ее необычной натуры: другие девицы - те самые, что никогда не оставались даже в памяти у юноши, - заботились исключительно о своем внешнем виде и поведении, что, конечно, вовсе не плохо, ведь всякой барышне положено иметь самообладание, но этого отнюдь недостаточно... По крайней мере, для того, чтобы запасть в душу Алексею Степановичу.
Он теперь улыбался только чуть-чуть, уголком губ, и ничего не говорил очень долго, только глядя на m-lle Синявину. То руки рассмотрит, то шею, то к лицу взглядом прицепится. Даже на укор девушки он не отреагировал, не стал ни объясняться, ни оправдываться. Хотя для него самого такой выкрик был весьма резонным: мало ли Софий Николаевных в том зале было.
- Я думаю, что даже если это действительно поджог, то вполне возможно, что никакого отношения к нам он не имеет, - спокойно отозвался Рябинин, наконец отводя взгляд и даже чуть отворачиваясь. Прекратив лелеять взглядом предмет своей влюбленности, он снова насупился. Алексей всегда хмурился, думая о чем-то, потому что думать ему не нравилось, но все-таки приходилось иногда.
- Полагаю, мне все-таки придется проводить вас домой, Софья Николаевна, - он вздохнул, после чего повернулся к прихожей и по-простецки позвал дворецкого: - Петр! ... Петр, слушай-ка... Подготовь коляску...
Рябинин выглядел очень усталым. Он, как маленький ребенок, осозновал свою крайнюю степень усталости в несколько минут, а не постепенно. Мало того, хоть и не так заметно это было, но на манжетах рубашки серела сажа; вероятно, тому виной было платье графини.

Cranberries 8 декабря 2012 г. 19:47:14 постоянная ссылка ]
- Искренне надеюсь на это. В любом случае рассчитываю на нашу бравую гвардию, что обязательно выяснит причину поджога или обвинит кого-то из нас - иронично ухмыльнулась Софи.
Взгляд девушки бродил по комнате, будто стараясь запомнить ту в малейших деталях. Бросив взгляд на камин, графиня невольно вспомнила о пожаре в театре, даже ожоги дали о себе знать тупой болью в руках. Огонь завораживал Синявину, языки пламени будто танцевали, или же сражались друг с другом. В пылающем камине можно было увидеть столько причудливых сюжетов, если, конечно, хочешь что-то увидеть и веришь. Однако сейчас этот танец не волновал Синявину как прежде, скорее вызывал некий страх. С трудом оторвав глаза от предмета своего испуга, девушка вновь вернулась взглядом к Рябинину. Казалось, тот был совсем вымотан произошедшем и Софья поняла, что пора и честь знать. Слова уже были готовы сорваться с губ, когда Алексей сам предложил её проводить. Лишь кивнув и легко улыбнувшись, Синявина поднялась с диванчика и взяла в руки подаренный цветок.
- Благодарю - прошептала Софья и направилась за Алексеем к выходу.
Надеюсь, батюшка не заметил моего длительного отсутствия. Впрочем, по времени я опаздываю совсем чуток, пьеса должна была длиться чуть больше часа - размышляла Софья.
Doubt. 11 декабря 2012 г. 10:37:30 постоянная ссылка ]

Краткий кивок и поданая рука - это все, чего теперь удостоилась Софья. Серчать на молодого человека за это или нет - выбирать ей, но он, конечно, не от пренебрежения был молчалив и угрюм всю дорогу до поместья графа Синявина. Да, он себя не взял в руки, и самое время было побрезгать им. Как же, все-таки, некультурно: и сидит кое-как, и смотрит безразлично в серое окошко, лишь изредка поглядывая на девушку, которую так убедительно любил он несколько минут назад. Да нет же, любит и сейчас, но слишком утомлен и напряжен, чтобы это показать.
Рябинин все же вышел из кареты, чтобы попрощаться с Синявиной, как подобает в обществе пока еще: поцеловать тыльную сторону ладони, - осторожно держа ручку, чтобы не коснуться ожогов, - посмотреть в глаза. Он пожелал ей глухо спокойной ночи, сказал еще какие-то уставные слова и притворился, что уходит.
Дождавшись, пока Софья окажется в доме и за ней будет закрыта дверь, Алексей повернется к поместью и посмотрит на него внимательно, так, как смотрят в глаза лгавшему человеку, чтобы удостовериться снова, что он лжет. Только после, когда окно одной из спален озарилось тусклым светом, Рябинин сел в коляску и уехал.

У себя он долго не спал, разбирая старые бумаги и с параноидальной аккуратностью считая дни в календаре. Чуть не до самой ночи он сидел чуть позже, исписывая листки один за одним, часть и них комкая и сразу сжигая в стоящей неподалеку от чернильнице плошке. Глубокой ночью он только закончил и, наконец укладываясь, уснул сном младенца. Конверт с вечера был запечатан, но не подписан ничьим именем, тем не менее, на следующее утро Петр вместе с письмом уже знал, куда отправиться.

Doubt. 23 января 2013 г. 18:09:41 постоянная ссылка ]

Обычно человек, получив отказ на предложение руки и сердца, бывает разбит. Порой даже безутешен. И скорее всего он просто убивается над разрушенными планами на жизнь. Так что Рябинин чувствовал себя сносно: его планы не рушились. Его главным планом была не женитьба, но "очищение" чести его возлюбленной.
"Возлюбленная, - думал юноша, пытаясь распробовать для себя это слово. - Возлюбленная моя Соня. Как-то неестественно. Смешно." Бренчание настраиваемой гитары и сдержанный вздох на фоне прячущегося за сосны солнца и затихшей зелени. Петь не хотелось уже, даже саднило немного горло, а заниматься чем-то еще... Дел было невпроворот, но и лень брала свое. Оттого Алексей и ждал теперь какой-то гармонии, сидя на табурете за домом, то думая ни о чем, то вспоминая Соню. Его несколько коробило где-то внутри, ведь чуда не произошло; но каждое мгновение юноша себе напоминал, что через время, после определенных манипуляций, да... Скоро почти...
Уверенный шаг, шуршащий по сочной траве, прервал его раздумья. Валя принесла что-то барину; ее крепкая розовая ручка протянула сложенный вдвое листок, но как ей ни красней, Рябинин не взглянул на ее лицо, лишь молча забрал записку. Он пробежал глазами несколько раз по ровным строкам, не вдумываясь совершенно, и лишь через минуту воспринял то, что прочел. Не то чтобы Алексей удивился, хотя и не скажешь, что он ожидал приглашения.
"Хоть написал бы, вдвоем али аулом каким охотиться идем, - Рябинин качнул головой, отбрасывая волосы со лба. - А впрочем... Есть ли дело? А причины нет отказывать." Молодой человек поднялся и отправился в дом в тот самый момент, когда приятный полумрак летней ночи затянул Царское село. Тишина дома в такое время была Алексеем особенно нелюбима, так как напоминала времена болезни его матери, когда все застыло и все только ждали ее смерти со скорбью на сердце и скукой на лице. Потому он частенько перед сном сидел на улице; там всегда жизнь, всегда движение и звук.
С порога он оставил гитару и скорой рукой написал на записке: "За приглашение благодарю. До встречи, граф. А.С. Рябинин" Удобная отцовская затея держать чернила и перья в каждой комнате была на руку всегда, за исключением случаев, когда Петр по близорукости и неловкости задевал их рукавом и опрокидывал. (Благо, с металлического подноса на пол они еще никогда не падали.)
Отправив дворецкого с запиской к Вронским, Алексей вернулся на свое прежние место и просидел там до тех пор, пока не ушел в постель. Полушепот Настасьи и Вали в кухне был ему теперь не выносим. В уединении в голову ему лезла одна докучливая мысль о том, что его планы все-таки могут пасть крахом. Он как будто чувствовал этот крах, хотя никак не мог найти изъяна. Похоже, драгоценное спокойствие было отобрано.

Doubt. 21 августа 2013 г. 12:03:40 постоянная ссылка ]

Безумие ослепляет, оглушает, но при этом завставляет двигаться – не вперед, но хаотично, сметая на своем пути препятствия вместо того, чтобы преодолеть их. Гнев и боль – две раскаленные массы в груди Рябинина сливались друг с другом, от этого становясь только горячее, сжигая подчистую надежды и – разрушая планы, что окончательно уводило почву из-под ног.
Уже посеревшее небо теперь темнело, доходило до полной готовности, как какое-нибудь сложное блюдо. Поднялся ветер. «Все пошло не так, – крутилось в отупевшем мозгу. – Она должна была быть моей». Алексей сжимал узду так, что белела рука, в траурном молчании направляясь к дому. Хозяева избы, коим был ясен факт недавнего скандала, смотрели барину в след; старушка крестилась и что-то бормотала, лицо у нее было особенно обеспокоенное. А вот у Рябинина на лице не было ни одной эмоции. С исчезновением Вронского ярость стала утихать, но она уничтожила все, что в нем было, и опустошенный взгляд больше не сверкал угрозой.
С пять минут замершая жизнь нарушалась активностью отдохнувшей собаки; она ласкалась к Алексею, но тот, погрузившись в себя, не заметил ее вовсе, и со временем Шура успокоилась, в буквальном смысле повесила нос и нетерпеливо поскуливала, прижимала уши, чувствуя грозу, которой побаивалась, и глубокую, острую печаль хозяина.
Когда начался ливень – он не нашел перехода, он сразу застучал по макушке крупными, холодными каплями, – Алексей был на полпути к особняку. Он видел вдали свой дом, окутанный теплым светом, казалось, даже можно было услышать запах свежих пирогов, смешавшийся с горьким табачным дымом Степана Рябинина, ощутить жар, всегда исходящей от маленькой, бойкой кухарки, заметить скрип половицы в прихожей, где, посапывая, дежурил и разгильдяйничал старый дворецкий... Ее дом пропитан одиночеством и скорбью, как сраженный эпидемией чумы город, где смерть больше не событие; в Ее доме тихо и темно, – а Она сама живая, живая, живая... Будто не из той среды.
Алексей чувствовал себя слишком мертвым, чтобы возвращаться домой.
Поднимаясь в гору, весь холодный и мокрый, как будто бы избитый, как будто бы постаревший, толком не повзрослев, он остановился резко, закрыв глаза мокрой ладонью, и заревел, как дитя; по крепкому телу пошла дрожь, но всхлипы утонули в шуме грозы.
Загрохотал гром, и с этим в голове Рябинина родилась клятва – добиться своего и заодно стереть Вронского с лица земли. Чего бы то ни стоило.

милая. 19 февраля 2015 г. 00:18:36 постоянная ссылка ]
Составив себе некоторое представление о царскосельских новостях и познакомившись с некоторыми его жителями, Дмитрий Геннадиевич решил наведаться к следующему в списке подозреваемых. Им оказался Алексей Степанович Рябинин. Об этой фамилии ранее Неверов не слыхивал, только вспомнился ему один Рябинин, редкий картежник и шулер, которого нашли мертвого возле трактира. Продырявили грудь насквозь да несколько раз прокрутили. Видимо, здорово кто-то ему проигрался и в долгу оставаться не захотел. По сей день убийцу не нашли. Или то был Рябчиков? Да один черт, к этому Рябинину он не имел ровным счетом никакого отношения, кроме нациоальной принадлежности. О сыне купца и его семье Неверов почерпнул лишь из государственных бумаг. Знал, что матушка его скончалась при родах, сестрица тоже померла. Отец зажиточный купец, сын, поди, сам себе хозяин. У здешнего народа вслух расспрашивать о местных Неверов не торопился, поэтому большей информацией на данный момент он не располагал. От графини Щербацкой, этого прелестного цветка, он ровным счетом ничего не услышал о мсье Рябинине. Все же говорить с мужчинами Неверову было куда проще, нежели с женщинами, которые на эмоциях трещали слишком много и часто не по делу, сбивая и без того рассредоточенное внимание Неверова. Он и сейчас жалел о том, что мог бы побольше вопросов задать Щербацкой, но не воспользовался моментом. Поместье Рябинина, к которому приближался жандарм, не сиял изысканностью и блеском, как благородные дома, но глаз радовало не меньше. Будучи человеком не избалованным своей фамильной принадлежностью, он по натуре своей променял любой помпезный графский особняк на уютное и практичное купеческое поместье, поскольку ощущал себя в них куда более комфортно. Спешившись, мужчина был встречен прислугой.
- Уважаемый, - обратился достаточно вежливо Дмитрий Геннадиевич к Петру, - дома ли ваш барин?
- Который? - не спеша брать лошадь уточнил дворецкий.
- Алексей Степанович.
- А Вы, прошу простить-с, кто такой будете? - Петр с недоверием осмотрел гостя с ног до головы. Свой человек в этом доме. А свой - значит костьми ляжет, - Неверов не скрыл улыбку, норовившую появиться на губах. Это изменение на доселе серьезном лице внушило Петру нотку доверия.
- Неверов Дмитрий Геннадиевич, жандарм. Волей его Величества прибыл сюда по службе, и мне непременно нужно встретиться с вашим барином, - теперь мужчина настойчивее передал прислуге лошадь, намекая, что отказа не потерпит. Ничего более не говоря, Дмитрий отправился вглубь поместья. Но без представления он бы, разумеется, не вошел - без представления входят только "брать".
Doubt. 19 февраля 2015 г. 14:47:02 постоянная ссылка ]

Петр, несколько покраснейший у шеи (он чувствовал себя несколько неловко; все-таки, в последние годы его слишком часто можно было застать отдыхающим – так и теперь), несколько слишком поспешно увел лошадь, оставляя жандарма на няню. Та, молчаливая и улыбчивая, провела молодого человека в светлую гостиную, и убралась на кухню, чтобы приготовить чай.
Дворецкий, тем временем, скрылся за угол дома и поторопился закончить с лошадью.
– Алексей Степанович, – волнительно проговорил он хрипловатым голосом, выходя из конюшни. Покрутив головой, Петр заметил, как со стороны сарая с инструментами тонкой струей убегал дым. Спустя мгновение оттуда выглянула лохматая голова.
– Что стряслось? – проговорил Рябинин, дождавшись, пока старый слуга подойдет. Молодой человек сидел на земле и курил, не храня ни своих легких, ни своих темно-серых брюк. Не суетясь, помещик снова затянулся, но острый взгляд, скользнувший было к лесу, тут же вернулся к лицу дворецкого. Тот выглядел очень напряженным; глаза его блестели.
– Вас ожидает некто Дмитрий Геннадьевич Неверов... Жандарм...
Юноша вздохнул. От одной новости о госте на него накатила усталость и тревога.
– Раз представился, то не на плаху, – успокоил старика Алексей, неохотно поднимаясь на ноги и отряхиваясь. – Унеси табак.
Он расправил плечи и размял шею, после чего подбежал к террасе и перескочил через ограду. Алексей не хотел выдать, что в столь ранний час он уже давно собран и готов к праздному времяпрепровождению­. Валя, наблюдавшая за ним из окна все это время украдкой, застыла; ее милое, покрасневшее лицо за рамой привлекло внимание Рябинина. Он постучал в стекло, настойчиво на нее глядя (и тем самым заставляя ее гореть); дрожащей ручкой девушка открыла окно и уставилась барину в глаза – беззастенчиво и словно забыв, кем они друг другу приходятся.
– Кофе, Валя. Что ты? Давай скорее.
Словно получив пощечину, маленькая кухарка еще секунду мешкала, а затем заметалась по кухне. Пока она искала зерна, Алексей расправлял рукава. Когда девушка вернулась, он тут же бросил пару зерен в рот, а она, тем временем, затараторила:
– Нет-нет, – поставив плошку с кофейными зернами на стол, она высунулась из окна, и ее ручки зашуршали у рукава барина. – Она теперь помялась, лучше уж пусть так, чем мятая. Хоть бы чистая.
Алексей смотрел на нее, чуть приподняв брови, и когда она закончила, покачал головой: «Слишком много себе позволяешь, Валя», – но все же, пока кухарка суетилась, руки он не отнял, решив, что она, пожалуй, права.
После этого Рябинин, наконец, вышел в гостиную. К тому времени чай и варенье уже стояли на столе. Все это, на деле, принесли барину; в конце концов, жандарм – не гость в буквальном смысле слова. Но чашки было две.
– Доброе утро, – Алексей протянул руку. – Прошу прощения за свой вид. Вы застали меня за завтраком, я не ждал гостей.
Он выглядел беззлобно, и в его лице не было и следа волнения, хотя волновался он знатно.


милая. 19 февраля 2015 г. 17:34:30 постоянная ссылка ]
Милейшая женщина, имени которой жандарм не знал да и не обязан был, провела его в дом. Он старался вести себя наиболее приветливо, а потому не скупился на улыбки, шел медленно и спокойно, с интересом осматривая владения Рябининых. Домашние всегда с опаской относятся к приходу людей его рода, да весь дом, скорее всего, денно и нощно обсуждает подозрение Алексея в незаконной деятельности. Если, разумеется, он оповестил об этом отца и не сжег письмо после прочтения. Что сказать, Неверову действительно нравилось это поместье. Светлая гостиная, уютная и простая в убранстве, даже пробудила в нем теплые воспоминания об уже давно забытом в заботах и службе детстве. Безусловно, его гнездо было куда проще купеческого, но в том так же не было изысков, излишнего шума и суеты. Время словно замирало в таких домах. Фортепиано, гитара - неожиданная находка для Неверова, лишь пару раз видевшего этот заграничный инструмент - и роскошный камин, выбивающийся из общего интерьера своей пышностью. Все ж купеческий дом, этого не скрыть, - пожал плечами Неверов, присаживаясь на диван. Женщина, проводившая Неверова в гостиную, вернулась с чаем и вареньем. Дмитрий не ожидал, что заслужит в этом доме угощение, тем более, что надолго занимать Рябинина он не собирался. Даже долго ждать ему не пришлось - через каких-то пять-десять минут Алексей Степанович явился его взгляду. Неверов тут же поднялся и устремил на него свое внимание, как подобает гостю в чужом доме. А гость сейчас по своему определению он был не самый желанный.
- Доброе, Алексей Степанович, - Дмитрий Геннадиевич озадаченно приподнял брови на секунду, поскольку внешний вид Рябинина - это последнее, что его волновало. К его приходу без предупреждения сложно было подготовиться. Подойдя к хозяину дома чуть ближе, он почувствовал резкий запах табака - вероятно, Неверов отвлек Рябинина от отдыха, а значит у него есть время ответить на вопросы.
- Просить прощения за внезапный визит должен только я. Но будь моя воля, я бы не тревожил ваше пищеварение, - Дмитрий протянул Алексею руку для рукопожатия. - Неверов Дмитрий Геннадьевич, второе отделение Отдельного корпуса жандармерии. Направлен из Петербурга заниматься расследованием недавнего пожара в театре. Именно об этом я хотел с Вами держать беседу. Надеюсь, Вы мне в этом не откажете. Неверов не собирался пока сообщать о том, что занимается и делом революционеров, и беспокоить и без того взволнованного Рябинина. И хотя этот человек абсолютно не подавал виду и сохранял внешнее спокойствие и доброжелательность,­ в его ситуации неожиданно принимать поутру жандарма не может быть ситуацией обыденной и не вызывающей опасений. Об этом Неверов и думал в первую очередь. Пока что этот молодой человек не вызывал в нем лично сомнений или подозрений. Не дожидаясь приглашения и показывая таким образом свое нежелание принимать отказ Алексея, Неверов вернулся на свое место за столом. К пище он, разумеется, без приглашения не притрагивался.
- Расскажите мне все, что помните об этом вечере. До пожара, после и во время, разумеется. Чем полнее будет Ваш рассказ, тем лучше, - Неверов скрестил пальцы рук и пристально смотрел на Рябинина. Из-за его мужественного профиля, этот взгляд казался даже чересчур серьезным - но внутри Неверов трепетал от ожидания и интереса. Вдруг он услышит сейчас что-то кардинально новое и роковое от Рябинина?
Doubt. 20 февраля 2015 г. 14:50:12 постоянная ссылка ]

Волнение подулеглось; несмотря на воинственный вид, жандарм был мягок, как журналист. Пожав ему руку, Алексей устроился напротив.
- Я уже было решил, что этим вовсе никто не займется, - левый уголок губ пополз вверх, - столько времени прошло.
Слишком расслабляться было непозволительно, но создать вид полного спокойствия Рябинин посчитал нужным. Один короткий взгляд на стоящую неподалеку няню - и та подошла, чтобы разлить чай по чашкам. Жестом предложив жандарму поучаствовать в чаепитии, молодой человек заговорил:
- Что ж, если вам угодно, я сперва расскажу вам все, что помню, в деталях, - он выудил с подноса ложку и окунул ее в плошку с черничным вареньем; это движение было слишком скорым и ловким, чтобы не показаться несколько неэтичным, - после чего я хотел бы высказаться на этот счет.
Алексей выдержал паузу, отправляя ложку в рот. Отложив ее и глотнув чаю, он посмотрел жандарму в лицо. Руки помещика остались на столе, но совершенно заметно было, что они напряжены.
- В этом сезоне у нас собралась некоторая компания, - пусть Рябинину не верилось, что этот человек не в курсе известных подозрений, он решил не раскрывать лишних карт. - Петр Павлович Курагин, один из членов нашей небольшой группы, пригласил нас в театр. Не могу с уверенностью сказать, что приглашены были все, но предполагаю, что едва ли он мог кого-то из наших товарищей обидеть, - юноша вновь схватился за ложку и полез ею в плошку с облепихой. - Однако у театра мы собрались впятером: я, Анатоль и Александр Вронские, сам Петр Павлович и m-lle Синявина, - здесь он отвел взгляд и чуть заметно поджал губы. До сих пор Алексей хорошо помнил ее надменную сердитость, и хотя она тогда вызвала у него ощутимый дискомфорт, теперь он хотел бы увидеть хотя бы ее. На несколько секунд он ушел в размышления об этом, но поспешил вернуться, угостившись ложкой облепихи.
- Саму картину паники я вам описать порядочно не смогу. Думаю, вы понимаете причину, - карие огоньки вновь почти равнодушно уставились на собеседника. - Признаюсь, начало вакханалии я, в некотором роде, упустил, так как беседовал с Александром Александровичем, - тихая усмешка невольно проступила в выражении лица Рябинина. - Помнится, огонь начался у кулис. Далее началась вся эта толкотня... Я знаю, что Анатоль Александрович бросился к сцене, чтобы спасти девочку, застрявшую там. Сам я присоединился к толпе в надежде отыскать нашу хрупкую Софью Николаевну, - он несколько замялся, заранее продумывая, как обойти острые углы последующих эпизодов. Его взгляд дрогнул. - Когда мы вышли... Я и Софья Николаевна... Я счел необходимым немедленно проводить ее домой. M-lle была очень напугана. Так что, к сожалению, я не могу рассказать вам ничего сверх этого.
Алексей умолк в ожидании вопросов и комментариев жандарма. Он заметно погрустнел.


милая. 20 февраля 2015 г. 18:14:04 постоянная ссылка ]
Пока Алексей Степанович говорил, Дмитрий Геннадиевич, практически ни на секунду не отрывая взгляд от собеседника, сделал несколько глотков горячего чая. Он оказался изумительно вкусным, поэтому Неверов успел полностью опустошить чашку до окончания рассказа. Он, можно сказать, включил это в план своих действий. Часть истории, которую ему представил Рябинин, сходилась с рассказом мадемуазель Щербацкой. Младший Вронский великодушно и храбро спасает девочку, соответственно едва ли он мог заняться таким гадким делом, как поджог. Неверов с трудом мог подозревать участие в этом деле и его старшего брата, ведь об их знатной семье слухи были самые положительные. Мол, люди честных правил и высоких нравственных качеств - стоит ли графу в почете порочить свое имя такими вещами? Мсье Рябинин, значит, оказывал помощь мадемуазель Синявиной...Синявин­а...Не та ль эта Синявина, которая стала не так давно невестой Александра Вронского? Я здесь недолго, но об этом только и говорят в округе. А его благородие Рябинин из огня её спас...Подумать только! Сомневаюсь я, что коль на Синявину позарился Вронский, она дурна собой. А этот молодой человек едва ли свое упустил бы. Неужели отвергла его? Или граф не принял в дом зятя купеческих кровей? Занимательный пассаж, - на некоторое время Неверов погрузился в собственные мысли, но параллельно продолжал внимательно слушать рассказ собеседника. Стоило Алексею закончить, как Дмитрий поставил чашку и пару раз кашлянул, вернувшись в прежнее положение.
- Мсье Рябинин, мне стоит сейчас поделиться с Вами своими мыслями, чтобы Вы больше мне доверяли. Не серчайте на петербургскую полицию, это дело совсем недавно приняло такой поворот. Ранее мы были убеждены, что